Замдиректора Института - Наталья Титаренко
natali.tsenenko@yandex.ru, 8(960)445-10-72
Тренинг-менеджер в Москве - Галина Тельцова,
miss.telsova28go@mail.ru, +7(968)655-13-16
ОБУЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТОВ
ЗАКАЗАТЬ ОБРАТНЫЙ ЗВОНОК

https://inits-terapiya.ru/?utm_source=instagram&utm_medium=referral&utm_campaign=0

Что такое инициации

Книга Василец Татьяны

Инициационная терапия как путь к мужской и женской зрелости (Полный вариант)

лого Риимиж

В последние годы люди стали все чаще и чаще обращаться к психологам с запросами на улучшение отношений с близкими. Особенно актуальным поводом для консультации у психолога выступает в этой сфере проблема взаимоотношений между мужчинами и женщинами в супружеских и других партнерских парах. Не в силах самостоятельно справляться с конфликтами, как ситуационными, так и хроническими,  мужчины и женщины нередко «уходят в болезни», теряя духовный и физический потенциал. В то же время, широко известно, насколько тесно связаны здоровая атмосфера в семье и здоровье нации в целом.

Среди обычных людей нет ни одного мужчины и ни одной женщины, которые не хотели бы любить и быть любимыми. Нет ни одного человека, который бы искренне был безразличен к семейному счастью. Все мы стремимся, прежде всего, к любви и счастью в личной жизни, какие бы более практические цели ни ставили мы себе с утра до вечера. Даже достигая высот успеха и признания, имея изобилие материальных благ, человек может жестоко страдать от неудовлетвренной потребности в любви и от болезней, возникающих в результате этого дефицита. В западной культуре на протяжении многих веков любовь между мужчиной и женщиной является синонимом счастья, заповедным золотым руном.

Но обладатели сокровища гармоничной любви и семейного счастья – редкость. Мы внимательно всматриваемся в них – ведь на первый взгляд они обычные люди. Тогда почему же большинство из нас только ищет то, что у них уже есть?

Попыткой исследовать законы отношений между мужчинами и женщинами, а главное – научиться гармонизировать эти отношения, стал подход, использующий опыт строительства любовных отношений героев   сказок и мифов. Сюжеты, посвященные преодолению препятствий влюбленными героями, опыт достижения ими гармоничных брачных союзов оказался уникальным источником ресурсов и тем для проведения инициаций-испытаний, ведущих к росту мужской и женской зрелости. В результате проживания таких инииаций их участники неизменно однажды приходили к гармонизации своих реальных отношений с представителями противоположного пола.
Этот опыт выделился в самостоятельное направление практической психологии и получил название инициационная терапия мужской и женской зрелости. Возникновение этого направления относится к 2000 году. С тех пор инициационный подход, созданный в г. Ростове-на-Дону нами, психологами Василец Т.Б. и Романовой Н.В., успешно развивается в России и зарубежом.

Итак, инициационная терапия мужской и женской зрелости возникла на основе многолетней психологической работы с мужчинами и женщинами, желающими избавиться от одиночества, наладить супружеские или другие отношения с партнерами.
Инициация – от лат. initiatio – означает переход, таинство, посвящение. Инициационная терапия – это проживание целого ряда индивидуальных и групповых инициаций-посвящений, не только  ведущих ко все более высоким ступеням мужской и женской зрелости, но и позволяющих участникам инициаций достичь большей личностной целостности, внутренних равновесия и гармонии, обрести здоровую эмоциональную независимость и автономию как в мужско-женских, так и в других отношениях с людьми. Как показала многолетняя практика проведения инициаций мужской и женской  зрелости, этот метод является подлинной духовной практикой. Он имеет глубоко разработанную теоретическую базу, получившую название архетипический анализ мужской и женской зрелости, а также — богатый практический инструментарий, предлагающий более 150 индивидуальных и групповых инициаций, создающих среду, развивающую мужественность и женственность. Метод уникален еще и тем, что используя архетипические темы, можно проводить инициации в различных формах — танцевальной, арттерапевтической, психодраматической, в форме направленного воображения, в форме самостоятельного создания инициирующих сюжетов и сказок и т.д.

Сегодня наш вариант инициационной терапии успешно используется не только в Ростове-на-Дону, Москве, Санкт-Петербурге, Волгодонске, Волгограде, Ставрополе, Краснодаре, Саратове, Владикавказе, Новосибирске, но и в Киеве, Вашингтоне, Париже. Для всех желающих проводятся индивидуальные очные и интернет- инициации, а также — клиентские инициационные семинары-тренинги (например, «Парад инициаций мужской и женской зрелости», «Инициации счастливой девочки и счастливого мальчика (работа с Внутренним Ребенком на основе сказок «Курочка Ряба», «Репка», «Колобок», «Красная Шапочка» и др.»), а также — групповые инициации по мифам «О Психее и Эросе», «О Священном Граале», «О Тристане и Изользе» и мн. дргуие.
Российский Институт инициаций Мужчины и Женщины (РИИМиЖ) Василец Татьяны в рамках трехлетней обучающей программы проводит также методические (обучающие) семинары и вебинары для специалистов по инициациям мужской и женской зрелости.
В январе 2010 года в Санкт-Петербурге в издательстве «Речь» вышла книга Василец Т. «Мужчина и Женщина — тайна сакрального брака» (www.rech.spb.ru, www.ozon.ru), посвященная теории и практике инициационной терапии мужской и женской зрелости.
Участники индивидуальных и групповых инициаций отмечают, что их жизнь стала меняться в сторону большей зрелости, осознанности, гармонии, счастья, взаимной любви, ответственности и все более ясного понимания мужского и женского предназначения. Получая инициационный опыт, мужчины и женщины, юноши и девушки обретают еще одну возможность по-новому увидеть мужской и женский миры и — строить более глубокие и здоровые взаимоотношения.

Итак, для создания среды, исцеляющей и гармонизирующей отношения мужчин и женщин, мы использовали волшебные возможности сюжетов сказок и мифов, которые неизменно заканчивались счастливыми союзами влюбленных героев. Мы предположили, что если побывать на месте этих героев, например, представить себя Василисой Прекрасной или Иваном-царевичем, Психеей или богом любви Эросом, если преодолеть вместе с ними, а вернее, вместо них, сказочные препятствия, стоящие на пути к их счастливому союзу, можно постепенно приобрести и включить в сокровищницу своей личности бесценный опыт создания гармоничных отношений. Кроме того, участники инициаций могут побывать, например, в роли Ведьмы или Феи, Короля или Королевы; в облике Ивана-царевича «сразиться с Драконом» или «пустить стрелу в поисках своей суженной», «освободиться от чар» или «из плена злодея», принять участие в «празднике Ивана Купала», посетить свой «семейный или родовой архив» и — многое многое другое.

Практика инициаций мужской и женской зрелости показала, что в результате:

  • происходит гармонизация отношений между мужчинами и женщинами,
  • одинокие участники инициаций со временем практически всегда обретают партнеров,
  • становится интенсивнее и гармоничнее карьерный рост,
  • открываются и реализуются творческие способности,
  • оптимизируются отношения в семейных и других парах,
  • растет обаяние и привлекательность женщин любого возраста,
  • повышается инициативность, решительность и управленческая компетентность мужчин,
  • улучшаются отношения с детьми,
  • гармонизируются отношения с представителями старшего поколения,
  • снижается степень эмоциональной зависимости в любых отношениях,
  • исчезают многие заболевания,
  • развивается родовое сознание.

Важнейшая функция сказок – инициирование различных этапов мужской и женской зрелости личности. Известно, что сказки и мифы создавались в творческих мастерских народного символического сознания с целью провести бессознательное каждого из нас через огонь, воду и медные трубы инициаций, подготавливая его тем самым к задачам счастьестроительства.

В древних культурах для юношей и девушек всегда существовали обряды, направленные на своевременное преодоление притяжения материнского мира и формирование самосознания своего пола: осознания его социальных и духовных функций. Инициации всегда имели форму ритуалов, создающих условия для перехода из одного социального статуса в другой. Содержание инициаций в целом сводится к проживанию трех этапов: «изгнания» за пределы привычного окружения; испытаний, соответствующих задачам пола, которые следует пройти успешно, и – возвращению к прежнему окружению, но уже в новом статусе.

Для подрастающих мужчин одной из важнейших задач, которые входят в испытания, является, прежде всего, обретение навыков управления своей природной агрессией. Для девушек основными приобретаемыми навыками являются умение создавать бытовую, эстетическую и духовную атмосферу уюта и комфорта для восстановления сил мужчины и здорового развития детей. Обретение таких навыков определяло содержание инициаций и становилось серьезным шагом на пути к мужской и женской зрелости.

Инициации-испытания веками существовали в древних культурах, помогая молодым поколениям осваивать азы мужского и женского предназначения в строго определенные сроки. Своевременность играет здесь особую роль. Если цивилизованное общество обладает относительным изобилием материальных благ, гарантирующих стабильное выживание, и может позволить себе роскошь (или иллюзию?) игнорирования многих инициационных сроков, то в древних культурах задержка в развитии способности выживать самостоятельно означало невыживание рода в целом.

Становясь свидетелями все большего количества уникальных сюжетов многочисленных внутренних сказок участников инициаций, мы заметили важные закономерности, которые сопровождают не только процессы созревания мужских и женских аспектов личности человека, но и — процессы становления все более гармоничных взаимоотношений между ними. Знаменитая идея Карла Густава Юнга о возможности достижения сакрального союза внутренних мужского и женского начал предстала нашему аналитическому взору в виде символически выраженной реальности.

Как уже отмечалось, поначалу для инициаций нами использовались лишь сюжеты и/или эпизоды сказок, былин и мифов. Затем в результате анализа символического материала внутренних сказок участников инициаций мы, кроме того, стали привлекать в качестве тем для инициаций семь мужских (Разведчик, Защитник, Кормилец, Муж-Генерал, Корольк, Целитель, Творец) и семь женских (Ведьма, Амазонка, Гейша, Жена-Мать, Королева, Фея, Богиня) базовых архетипических фигур-функций, которые предстали для нас основными ступенями развития и созревания мужского и женского начал личности. Многие другие архетипические темы оказались развивающиими для семи базовых мужских и семи женских внутренних фигур-функций. Например, для глубины проработки темы «Защитник» используются такие  архетипические темы как «Три богатыря», «Рыцарь», «Витязь на распутье», «Добрый молодец» и т.п., а для работы с темой «Гейша» — предварительные инициации на темы «Русалочка», «Красавица и Чудовище», «Спящая красавица», «Жар-птица» и т.п.

Мужское и женское внутри нас

Таким образом, архетипический анализ мужской и женской зрелости  предлагает рассмотреть вариант структуры личности, который учитывает наличие мужских и женских архетипических фигур-функций  во внутреннем космосе человека.

Опираясь на древнюю восточную мандалу Инь-Ян и наследие Карла Густава Юнга, которое содержит утверждение, что в каждом мужчине есть внутреннее женское начало (Анима) и в каждой женщине – внутреннее мужское начало (Анимус) (К.Г. Юнг. «Психология бессознательного»,М, Канон, 1994), мы позволили себе разделить некое символическое яйцо, схематически обозначающее наш внутренний мир, на две равные части – мужскую и женскую (рис. 1).
Семь мужских архетипических фигур выявил известный американский пастор доктор Брюс Уилкинсон – знаменитый исследователь Библии по вопросам супружеских взаимоотношений. Базовые мужские функции были отмечены им в результате многочисленных опросов женщин, которые Брюс Уилкинсон провел, пытаясь выяснить, чего именно женщины ожидают от мужчин в первую очередь, чтобы чувствовать себя счастливыми именно как женщины. В результате оказалось, что зрелый мужчина является Разведчиком, Защитником, Кормильцем, Генералом (собственно Мужем, ведущим за собой), Королем (царем-отцом), Целителем и Творцом (Священником, представителем самого Духа, духовным лидером, Великим Учителем). Мы используем эти мужские функции в виде архетипических персонажей, олицетворяющих ступени мужской зрелости.

Женская часть личности по принципу симметрии предстала в виде семи архетипических женских фигура. К.Г. Юнг упоминал, что в каждой женщине есть два противоположных полюса – Ведьма и Фея. Кроме того, Юнг глубоко исследовал архетип Великой Матери, а также считал, что в каждой женщине живет Королева.

Добавив к архетипам Ведьмы, Матери, Королевы и Феи недостающие фигуры, мы увидели сакральную женскую семерку, представшую в следующей последовательности: Ведьма, Амазонка, Гейша (или Гетера), Жена-Мать, Королева, Фея, Богиня.

Таким образом, четырнадцать базовых мужских и женских функций легли в основу инициационной терапии как основные архетипические темы для инициаций.

Позже, пытаясь не только выявить свойства четырнадцати архетипических фигур, населяющих мужское и женское пространства личности человека, но и исследуя связи между ними, мы вывели архетипическую мандалу — своеобразную духовную карту, имеющую две оси координат (рис.2).

Вертикальная ось архетипической мандалы символизирует движение из своего условного центра вверх – к архетипической области Неба. Это вектор духовного развития личности, ведущий к высшему Я: некая духовная «крона» личности. Противоположное направление вертикальной оси – ведет вниз, к архетипической области Земли. Это вектор, ответственный за выживание — своего рода «корни» личности. Горизонтальная ось архетипической мандалы указывает направления в сторону мужского (вектор, идущий из центра влево) и женского пространств (вектор, идущий вправо). Таким образом, вся область мандалы над горизонтальной осью символизирует Небо, а под горизонтальной осью – Землю. Область слева от вертикальной оси представляет мужское, а область справа – женское в нашем внутреннем мире.

Рис. 2. Архетипическая мандала, открывающая природу иерархических связей между мужским и женским началами личности.

Иерархическая последовательность мужских и женских архетипических функций, описываемая архетипической мандалой, это ступени, ведущие вверх от «Земли» к «Небу». Мандала образована двумя диагоналями – мужской и женской. Мужская диагональ включает семь мужских, женская диагональ – семь женских архетипических фигур, ведущих соответственно к вершинам мужской и женской зрелости. Каждой мужской функции на горизонтальном уровне соответствует женская функция.

Взаимосвязи между мужскими и женскими архетипическими функциями.

Как уже отмечалось, архетипическая мандала возникла в результате наших попыток систематизировать прибывающий опыт инициационной терапии. По мере ее исследования стали очевидными определенные закономерности, характеризующие горизонтальные и вертикальные связи между мужскими и женскими архетипами и архетипическими уровнями мандалы.

1. В частности, каждая вышестоящая функция на мужской или женской диагонали включает в себя свойства всех предшествующих функций того же пола, каждый раз гармонично используя свойства предшествующих ступеней на более высоком уровне. Например, Амазонка имеет такие черты предшествующего ей архетипа Ведьмы как отсутствие постоянного партнера и агрессивность, но, в отличие от живущей в лесу или на болоте отшельницы-Ведьмы, Амазонка обладает этими чертами уже открыто и демонстративно. Если Ведьма может быть и уродлива, и прекрасна, то Амазонка, как вышестоящая ступень женской зрелости уже прочно удерживает физическое совершенство, молодость и красоту как приобретение своей ступени. При этом Амазонка может использовать агрессию и коварство Ведьмы, ее непредсказуемость.

2. Каждая архетипическая функция обладает собственным внутренним пространством, имеющим положительный и отрицательный полюс. Например, если отрицательный полюс Ведьмы предстает в виде старой скрюченной колдуньи-отшельницы, то по мере приближения к своему положительному полюсу, Ведьма молодеет, становится привлекательней и более полезной для других. Сгущаясь, эти свойства выводят женское на следующую ступень – уровень Амазонки, где социальные достижения становятся основной целью.

3. Еще одна закономерность проявляется в том, что мужские и женские архетипические функции одной горизонтали, имеют совершенно определенные духовные связи и способы взаимодействия, содержат явные и неявные аналогии, но никогда не дублируют друг друга полностью. Например, Ведьма и Разведчик – охотники за знаниями, они стремятся изведать мир. При этом Ведьма стремится познать прежде всего мир внутренний, она увлеченно изучает способы влияния на него – ее зелья и заговоры могут излечить тело или заморочить сознание. Разведчик же стремится собрать знания о мире внешнем, так как отвечает, прежде всего, за выживание во внешнем мире.

4. При внимательном рассмотрении архетипической мандалы можно увидеть, что ее особенность состоит еще и в том, что «земные» мужские (Разведчик, Защитник, Кормилец) и «земные» женские (Ведьма, Амазонка, Гейша) архетипические функции находятся в областях, противоположных пространству своего пола.

Так Ведьма, Амазонка и Гейша располагаются в мужской области, неся в себе функции, во многом аналогичные мужским. Ведьма – не только собирательница тайных знаний, но и воинствующая защитница интересов личности. Амазонка – один из передовых боевых ресурсов личности, а Гейша – величайшая дипломатка, хранительница связей между мужским и женским мирами. Эти аспекты «земных» женских функций перекликаются с мужскими задачами – защищать, побеждать и устанавливать дипломатический мир. Поэтому энергии Ведьмы, Амазонки и Гейши оказались в мужской области.

Мужские задачи «земной» области также имеют сходство с женскими. Разведчик, рискуя собой ради роста, развития и благополучия тех, за кого он отвечает, смело и широко налаживает контакты с миром, многое узнает, то есть действует в режиме, напоминающем женскую общительность и неуемное любопытство. Защитник защищает и спасает слабых, оберегает женщин и детей, как безусловно защищает своего ребенка женщина-мать. А Кормилец, как и мать, самозабвенно обеспечивает (кормит) своих подопечных всем необходимым для жизни. Расположение этих мужских архетипов в женской области указывает именно на то, что они, функционируя, зеркалят соответствующие уровни женского.

Следует еще раз отметить, что сходство функций мужского и женского начал вовсе не означает их полной аналогии.

5. Более того, здесь открывается еще одна важная особенность мужских и женских архетипов: и те, и другие включают в себя энергии противоположного пола как некие «встроенные» феномены, как обязательные элементы, дающие архетипическим функциям здоровую автономию и целостность.

Так женские архетипы имеют «встроенный» в саму структуру женского архетипа направляющий Анимус. Метла – фаллический элемент Ведьмы, дающий ей мужскую силу и скорость исполнения замыслов, то есть — мужской волевой аспект. Функция Амазонки неотделима от таких мужских атрибутов как конь и оружие. Подобно метле Ведьмы, они имеют мужские свойства скорости и стремления в необходимом направлении. Оружие и воинственность Амазонки представляют ее очевидную промужскую силу и волю, которая, находясь в здоровом контакте с мужской защищающей функцией, становится надежным резервом, способным вовремя подстраховать Защитника в трудную минуту. Гейша, в свою очередь, обладает такими элементами мужского как эротическое и эстетическое искусство обольщения. Это ее универсальное оружие, ее тайная сила, которая имеет свойство по-мужски проникать в сознание и по-мужски завладевать им. Исцеляющий и все наполняющий эротизм и эстетизм Гейши включает мужскую творческую силу, и одновременно — мужскую природную ненасытность и выносливость.

Если говорить о «земной» области мандалы, мужской элемент, включенный в женские архетипические функции является направляющим, а женское, «встроенное» в мужские архетипические функции, имеет помогающую природу. Как мы уже упоминали, Разведчик, обладает такими женскими качествами как любопытство и общительность, артистизм и внимание к мелочам, что неизменно помогает ему при сборе информации. Эти женские качества Разведчика удваивают его продуктивность, оживляют его интеллектуальный потенциал. Помощь Ведьмы усиливается по мере приближения к ее позитивному полюсу. Славянский вариант Ведьмы в облике Яги-помощницы предстает символом помогающей Анимы. Баба Яга, которая кормит и поит героя, топит ему баньку, укладывает отдыхать, а наутро показывает верную дорогу к суженной, плененной злодеем, является проводницей, оберегающей героя-освободителя. Женские энергии зрелого Защитника проявляются в его молодости и красоте, которые служат ему верой и правдой, привлекая доверие людей. Что касается Кормильца (добытчика, охотника), открыто несущего в себе женско-материнское желание питать, насыщать, обеспечивать, это весьма необходимо и ему самому – его силы нуждаются в комфортных условиях для их простоянного восстановления.

Итак, в «земном» спектре помогающая Анима (женское начало) включена в каждую мужскую архетипическую функцию, а направлюящий Анимус (мужское начало) – в каждую женскую.

Архетипический центр Муж-Генерал – Жена-Мать занимает граничное положение между символическими Небом и Землей личности, и относится, по всей видимости, к обеим духовным стихиям — и к «небесной», и к «земной», поэтому функциях Мужа и Жены присутствуют черты как «земных», так и «небесных» архетипических свойств. Это указывает на их особую – связующую, центральную роль в личности.

Архетипические функции Жены и Мужа немыслимы друг без друга, здесь взаимное проникновение мужского и женского достигает своего пика: каждая архетипическая фигура может появиться только в момент возникновения другой – женой можно быть лишь имея мужа, и наоборот.

Что касается «небесных» женских архетипических фигур, они несут в себе творящий Анимус, а мужские «небесные» персонажи – сотворящую Аниму.

Так, Королеве в качестве ее мужского аспекта служат армия и сама государственная система, без которых невозможно исполнение королевской воли. Волшебная палочка Феи – это ее творческий инструмент мужской природы. Мужской аспект области Богини – это ее творящая мысль, которая является проявлением Божественного Логоса, дающего Богине всезнание и могущество.

Сотворящая Анима привносит в «небесные» мужские архетипические свойства вдохновение и поэзию. Она делает процесс творения прекрасным и возвышенным. Король как глава государства реализует свое женское начало в своей учредительской функции — создании новых социальных структур, рождении наследников. Целитель обладает женским состраданием и утонченностью восприятия. Священник (Дух, Великий Учитель) несет в себе доброту и любовь как явление женского божественного начала.

6. Можно принять к сведению исследования многих духовных школ, которые сходятся на том, что вся рассматриваемая небесная (духовная) область в целом имеет свойство быть более мужской, а земная (личностная) – более женской. Рассматривая архетипическую мандалу с этой точки зрения, мы получаем еще один взгляд на мужское и женское. Это деление на духовное-мужское (Священник, Целитель, Король (царь-отец), Королева, Фея, Богиня) и земное-женское (Ведьма, Амазонка, Гейша, Защитник, Кормилец, Разведчик).

Взаимное проникновение мужских и женских энергий в области друг друга просто и точно отражено в древней мандале Инь-Ян, где это проникновение символизируют малые кружки (рис. 3).

7. Кривая линия, являющаяся границей между мужским и женским в мандале Инь-Ян, по длине соответствует той границе, которую имеют отдельно мужская и женская части с внешним миром. Своей протяженностью условная внутренняя граница между мужским и женским говорит нам о том, что взаимоотношения между ними не менее важны, чем отношения этих частей нашего Я с миром внешним. Другими словами, наша задача в этой жизни не только познать мир внешний и наладить с ним гармоничные отношения, но и наладить отношения во внутреннем космосе – между мужским и женским его аспектами. Мы приходим, чтобы достичь сакрального брака. И усилий эта внутренняя задача требует ничуть не меньше, чем более очевидные задачи выжить и успешно адаптироваться во внешней реальности.

Инициационная терапия – один из увлекательных современных способов внутренней работы, помогающих в достижении гармонии мужского и женского начал личности.

Рис 3. Мандала Инь-Ян – проникновение женского начала (темное поле) в Мужское (светлое поле) и Мужского – в женское.

Вертикальные связи

Отражаемые мандалой вертикальные связи между мужскими и женскими архетипическими функциями еще ждут своих исследователей, так как на сегодня они выявлены нами слабо.

    Вертикальный уровень Ведьма-Священник отражает исторический антагонизм двух полярных духовных подходов к познанию внутреннего мира. Ведьма представляет практическую, бытовую сторону использования духовных знаний. Функции Ведьмы включают народную медицину, магию и оккультизм. Священник же символизирует классический, ортодоксальный подход к познанию души, а значит – ту часть коллективного сознания, которая следует широко известным духовным канонам. Это относится к различным конфессиям и духовным школам.

Вертикаль Разведчик–Богиня тоже выделяет два противоположных полюса познания: Разведчик символизирует практический, рациональный взгляд на мир, официальную науку, а Богиня — иррациональное, духовное понимание мира.

Вертикаль Амазонка-Целитель указывает на полярно отличные друг от друга способы выживания личности. Амазонка достигает успеха за счет своей эгоцентричности и концентрации внимания на целях во внешнем мире, Целитель – за счет глубокого понимания мира внутреннего и установления надежных связей между внутренним и внешним мирами.

На вертикали Защитник-Фея антагонизм мужских и женских функций уступает их духовной тождественности. Защитник и Фея предстают как архетипическая пара, которая отражает красоту и специфику мужского и женского предназначений. Защитник – всегда предстает как герой, прекрасный и внешне, и внутренне, поскольку стремление зрелой мужественности оберечь женское – само по себе прекрасно. Специфика мужской функции быть защищающей свойственна всем мужским уровням зрелости. Фея – также отражает волшебную природу и красоту женственности в целом. Она не стареет, обладает неисчерпаемой силой и несет в себе бесконечные возможности восстановления мужских освободительных сил.

Вертикаль Гейша-Король содержит в себе множество глубоких значений: благородство и романтизм, загадочность любовных чар и звон клинков, соперничающих за первенство. В то же время, очевидно, что на этом уровне символически проявляется и социальное неравенство мужской и женской позиций. Король — повелитель, Гейша – наложница. Налицо социальный конфликт мужского и женского в патриархальном мире: женское используется, а мужское — учреждает такое положение вещей.

    Вертикальная линия Кормилец-Королева представляет аспект мужского служения. Здесь видна символика социального перекоса в другую сторону: отношения, где мужчина подчинен и служит женщине.

Несмотря на многообразие вертикальных и горизонтальных связей мужского и женского начал, важно, что, достигая развития своих положительных полюсов, мужские и женские архетипические функции становятся способны гармонично взаимодействовать между собой на любых уровнях и в любых направлениях.

Ведьма

Итак, на первой ступени архетипической мандалы (рис. 2) женское представлено в образе Ведьмы, что символизирует способность к познанию, веданию. Она обладает тайными знаниями о целебных растениях, взаимодействует с животными, ей ведомы свойства природных женских сил.

Как уже отмечалось, развитие каждой архетипической функции происходит от ее отрицательного, негативного полюса — к позитивному, положительному полюсу. Отрицательный полюс любой внутренней архетипической области характеризуется нарушениями ее коммуникаций с другими частями личности. В области отрицательного полюса наблюдается динамика разрушения и сгущение агрессивных энергий. Чем ближе к положительному полюсу любой архетипической области – тем больше там присутствует созидательных, творящих сил, тем выше уровень сотрудничества с другими архетипическими областями.

В зоне отрицательного полюса Ведьма скрытна, агрессивна и коварна, отчего человеческое сознание имеет склонность к вытеснению негативного аспекта Ведьмы за пределы Я. Поэтому в сказках ведьмы часто живут вдали от людей в качестве отшельниц — в лесу или на болоте (лес, болото – символы глубоких слоев бессознательного). Потенциал Ведьмы велик и наполняет все ее архетипическое пространство, проявляясь и в негативных, и в позитивных ее аспектах: Ведьма всегда способна постоять как за свои интересы, так и за интересы личности, частью которой она является; сила ее всегда волшебна, с помощью этой силы Ведьма может помочь или навредить кому угодно, если это ей выгодно.

Энергии позитивного и негативного полюсов области внутренней Ведьмы нередко переплетаются, и эта биполярность свойственна многим ее проявлениям. Помогающая ведьма отличается от феи прежде всего тем, что учитывает в первую очередь свои собственные интересы, и в случае расхождения их с целями тех, кому она помогает – помощь ведьмы прекращается. В районе негативного полюса Ведьма служит лишь своим эгоцентрическим целям. Осознавая содержания отрицательного полюса Ведьмы, можно вывести на уровень символического сознания многие глубинные теневые аспекты личности. Это дает человеку возможность более продуктивно использовать свои скрытые природные ресурсы.

Как известно, ни у одной сказочной ведьмы нет стойких отношений с мужчинами, нет своих детей. Ближе к негативному полюсу в адрес мужчин и детей Ведьма ведет себя как захватчица. Мужчин она старается обмануть, превращаясь в прекрасную деву. Разлучая влюбленных героев, сказочная ведьма стремится погубить красавицу-героиню и занять ее место рядом с героем. Так архетип Ведьмы обнаруживает свое стремление к развитию, к достижению более высоких ступеней женственности. Конкурируя с аспектами высшей женственности, внутренняя Ведьма тянется к ним, пытается уподобиться им.

Негативная Ведьма способна удерживать прекрасный облик лишь ограниченное время, после чего она снова становится старой и безобразной. Мы называем этот феномен мерцанием. Мерцание является закономерностью, следуя которой, все архетипические функции развиваются, поднимаясь все выше по ступеням зрелости архетипической лестницы. Это естественное поступательно-колебательное движение, с помощью которого внутренние процессы следуют по пути своего развития. Непрямой характер такого движения отражает цикличность и периодичность явлений жизни.

Молодую Ведьму можно отнести к переходному типу, дальнейшее развитие которого приводит женское на следующую архетипическую ступень – уровень Амазонки.

Что касается детей, во многих сказочных сюжетах, Ведьма похищает их с целью уничтожения, поедания. Например, она предлагает маленькому Иванушке сесть на лопату, чтобы отправить его в печь, а затем съесть. Так символически отражается в сказочном сюжете способность женщины уничтожить ребенка, находящегося в ее утробе (печи) — сделать аборт. Сказочная ведьма нередко удерживает детей и других героев в плену, наводит на них морок – точно так же внутренняя Ведьма как функция личности околдовывает развивающиеся части Я. Если сказочная ведьма порой лишает своих пленников их привычного облика и красоты, превращает их в уродцев (уподобляет себе), это символизирует распространение влияния архетипической области негативной Ведьмы во внутреннем пространстве личности — Ведьма захватывает Я.

Сказки щедро представляют не только негативный, но и позитивный полюс архетипа Ведьмы. По мере приближения к положительному полюсу Ведьма становится все более конструктивной. Она концентрирует и умножает свою волшебную силу. Кроме познавательной роли, у нее появляется задача контролировать невидимую границу между сознательной и бессознательной областями личности, а также – задача охранять границы личности в целом. На определенных этапах развития личности Ведьма служит первым «кордоном», оберегающим достоинство человека. Негативная Ведьма делает это с помощью интриг, коварства и других агрессивных действий, в то время как позитивная – с помощью освоения новых знаний, умений и умножения своей волшебной силы. Кроме того, позитивная внутренняя Ведьма увлеченно исследует глубинные, скрытые потребности личности, служа тем самым ее развитию и успешному решению наиболее актуальных задач.

У внутренней Ведьмы есть важная функция проводницы. В этой роли Ведьма выступает по отношению к созревающему мужскому началу. Она указывает сказочному герою-освободителю путь к злодею (Кащею, Змею Горынычу и т.п.), у которого в плену томится похищенная красавица (созревающее женское). Когда Баба Яга помогает Ивану-царевичу победить Кащея, похитившего Василису Прекрасную, это отражает тот момент развития личности и семьи, когда действует негативная часть матери, помогающая подрастающей дочери преодолеть эдипальные трудности романтических отношений с отцом. Самой опасной является инцестуозная часть этих отношений, где дочь невольно пробует свои женские чары на первом сексуально безопасном объекте — в отношениях с отцом. Последний в этот период решает нелегкую задачу, поскольку, с одной стороны, для отца естественно восхищаться расцветающей женственностью дочери, а с другой – отец является первым естественным защитником дочери и не должен переступать священную черту, проходящую между ними. Эта невидимая черта отделяет супружеский мир мужа и жены от остальных пространств семьи.

В помощь мужчине-отцу возникает естественная ревность реальной матери. В образе Яги-помощницы таится бесценная подсказка, как эта ревность может стать полезной силой, которая помогает окрепнуть (кормит, поит, топит баньку для Ивана-царевича) развивающемуся мужскому аспекту в личности дочери – ее внутреннему герою-защитнику. В союзе с Ягой, ведающей всё о тайнах Кащеевой слабости (захватывающая, пленяющая часть отца), Иван-царевич быстро и успешно справляется с опасной задачей и побеждает злодея, освобождая прекрасное женское. Для юной девушки это, пожалуй, период первых битв ее внутренних Героя со Злодеем.

В инициационной терапии проводится направленная работа с положительным и негативным полюсами функции Ведьмы. Для установления контакта с негативным аспектом Ведьмы используются такие темы как «В плену у злодейки», «Гуси-лебеди», «Мачеха» и др. Для работы с позитивной Ведьмой подходят темы «В гостях у Яги», «Полезная Баба Яга» и т.п. Сюжеты на эти темы не только позволяют устранить дефициты, имеющиеся в зоне негативного полюса внутренней Ведьмы, не только инициируют развитие ее позитивных свойств, но главное — стимулируют созревание у Ведьмы более женской позиции. Становясь более женственной, Ведьма действует внутри личности все более гармонично — не завоевывает территории и не навязывает свои способы защиты остальным частям личности, а лишь откликается их просьбы о помощи.

Таким образом, архетипическая функция Ведьмы является первой ступенью развития женственности, неким стартом на пути к женской зрелости. Отражая начало духовного созревания женщины, Ведьма не только позволяет ей впервые осознать (изведать) могущество природных целебных женских сил, но и служит уникальным ключом доступа, позволяющим регулировать уровень женской защитной агрессии.

Разведчик

   На первой ступени мужской архетипической лестницы (рис.2) стоит функция Разведчика. Это познавательная функция мужской природы, и не удивительно, что она является первой, базовой ступенью на пути к мужской зрелости. Как мы уже знаем, в отличие от Ведьмы, больше занятой внутренним миром, Разведчик стремится узнать, изведать преимущественно мир внешний. Он формирует представления и понятия о мире, собирает и анализирует информацию, опираясь на которую можно быстрее достичь цели. Знания необходимы для выживания и адаптации в мире. Умение использовать знания и интеллект – важнейшая составляющая познавательной (когнитивной) функции человека. Но какими бы ни были наши интеллектуальные способности, даже восходя к гениальности, они являются составляющей только первой ступени духовной зрелости. В подтверждение этому можно привести множество примеров глубоких депрессий у талантливейших людей, достигших высот в различных областях науки и культуры. Здесь депрессия может указывать на необходимость дальнейшего духовного развития, обнаруживать острую потребность в дальнейшем самопознании и освоении новых уровней сознания и зрелости.

Разведчик налаживает связи между довольно уязвимым внутренним миром и миром внешним с его бушующим «океаном страстей». Разведчик – отменный дипломат. Его искусство состоит в умении общаться и действовать даже в ситуации крайнего антагонизма.

Способность Разведчика собирать информацию формируется у человека любого пола еще в раннем детстве. Информация становится доступной только благодаря разнообразным контактам с внешним миром. Но последний таит в себе как множество опасностей, так и множество соблазнов и искушений. Таким образом, в области архетипической функции Разведчика мы обнаруживаем потенциальный «ген верности». Чем более зрелым является реальный мужчина, тем более этичен его внутренний Разведчик, тем более верен он своей цели оберегать женщину (Внутреннюю и внешнюю), интересы своей личности и своей семьи.

Вступая на позицию Разведчика, мужская ответственность превращается из обременительного чувства долга в активную и осознанную защищающую силу. Ответственность воспринимается здесь мужским началом как верность своим целям. Верность себе для зрелого мужчины означает и верность интересам своей Внутренней Женщины – Души. Действуя на уровне Разведчика, мужчина нуждается в контакте с женской стороной своего Я – в умении распознавать свои чувства, доверять им, обращаться к интуиции. Таким образом, реальный мужчина как и его внутренний Разведчик, осуществляя конструктивные контакты с женским началом, становятся все более точными, все более компетентными.

Реальная женщина, обладая хорошим внутренним Разведчиком, не нуждается в особых усилиях, для того чтобы решиться на перемены в жизни. Осведомленность ее Разведчика принципиально отличается от традиционного ведьминского любопытства, о котором говорит ее длинный нос, и — от практики «перемывания костей» всем и вся. Хороший Разведчик, работая подспудно, сокращает своей хозяйке путь к цели, чудесным образом уменьшая число необходимых ей шагов за счет отбора и фокусирования нужной информации. Он «раскрывает карты» при первом движении женских бровей. Создается ощущение, что мир приносит женщине необходимые знания на «блюдечке с голубой каемочкой». В сюжетах инициаций это отражается в большой активности и подвижности Разведчика как персонажа, он представляется успешным в выполнении заданий, отлично умеет налаживать контакты с другими героями внутреннего сюжета.

Негативный полюс Разведчика – это загулявший Разведчик, который забыл, ради какой цели он отправился в разведку. Внешний мир, который исследует Разведчик, богат как опасностями, так и искушениями. Измены в отношениях мужчин и женщин возникают, возможно, и из-за того, что как функция личности внутренний Разведчик, имея естественное стремление ко всему новому, на ранних этапах своего возмужания еще не имеет защищающей направленности. Инфантильный Разведчик отправляется в поход за знаниями импульсивно. Он еще не имеет осознанной потребности защищать как женское и детское начала личности, так и реальных женщину и детей. Поэтому он действует, побуждаемый хаотическими внутренними сигналами.

В до-современных культурах функция разведчика получала свое осознание и развитие при посвящении мальчиков в ходе инициаций взросления. Во многих племенах Северной Америки и Африки инициации для мальчиков-подростков содержали пребывание в лесу от нескольких дней до нескольких лет (Мирча Элиаде. «Тайные общества. Обряды. Инициации. Посвящения», изд. «София», ИД «Гелиос», 2002). Им приходилось искать себе пищу, ориентироваться и приспосабливаться к природным условиям. Мы не приглашаем калькировать этот опыт. Однако стоит заметить, что в западном мире часто можно видеть маму или бабушку, которая, прогуливаясь с ребенком, настаивает на том, чтобы он меньше бегал, меньше лазил куда-либо, не подбирал интересующих его предметов, не заглядывал в закоулки. Это легко понять с точки зрения ценностей цивилизованного сознания. Но как в условиях таких жестких ограничений развиться здоровому внутреннему Разведчику – инициативному контактеру с внешним миром? Наш внутренний исследователь, который за счет познания мира, способствует успешному решению задач выживания, нуждается в свободном пространстве для своего развития, в чем полностью не совпадает с гиперопекающей материнской стратегией западного воспитания. В ребенке любого пола следует инициировать функцию Разведчика: играть с ним в поиск, добывание и исследование разных предметов. Причем, с девочкой есть смысл играть таким образом, чтобы функции разведчика выполнял некий символический мальчик – это может быть игрушка или роль мальчика, которую девочка с удовольствием исполнит. Это сделает внутреннюю мужскую разведфункцию личности более осознанной, разовьет умение не только ставить цели и достигать их, но и делать это с удовольствием.

Функция внутреннего Разведчика требует от реального мужчины высокой концентрации душевных сил, так как мужчина решает многосложную задачу: вовремя находить для себя, женщины, детей и «домочадцев» наиболее благоприятные условия, искать пути совершенствования жизни. Хорошо развитый внутренний Разведчик реальной женщины – залог мирного характера ее внутренней Ведьмы, а также – необходимое условие для того, чтобы женщина справлялась с возникающими в ее жизни препятствиями конструктивно.

В инициационной терапии в сюжетах участников инициаций дефицит энергий в архетипической области Разведчика отражается в таких эпизодах, когда Разведчик, добравшись до селения, долго предается чревоугодию, развлекается, спит, то есть — стремится пополнить свои жизненные силы. Подавленность разведфункции отражается в сюжетах, где Разведчику приходится много часов, не двигаясь, лежать в грязи, испытывать чувство вины за превышение или невыполнение своих полномочий. Агрессия в области Разведчика, накопившаяся в ответ на детские ограничения, нередко проявляется в таких эпизодах, где Разведчик, нарушая инструкции командования (запреты Сверх-Я), взрывает вражеский объект, обнаруживая себя и свою группу. Отчужденность разведфункции от основной структуры Я может проявляться и в том, что в инициационном образе Разведчик, хотя и выказывает готовность действовать, доступен, например, только по телефону. Но даже и в этом случае инициация приводит к повышению продуктивности внутреннего Разведчика, что проявляется в благоприятных изменениях в реальной жизни участников инициаций. В развязках внутренних сюжетов, как правило, конфликтные моменты, разрешаются – герои находят выход, преодолевают трудности, получают награды, невредимыми возвращаются в свой стан, получают письма от возлюбленных, едут в поощрительный отпуск, женятся и пр.

Очевидно, что нашему внутреннему Разведчику каждое мгновение требуются и отвага воина (Защитника), и смекалка охотника (Добытчика, Кормильца). Это подталкивает Разведчика к развитию новых мужких способностей и умений и ведет его на более высокий архетипический уровень – ступень Защитника.

Горизонталь Разведчик-Ведьма

Итак, сотрудничество архетипических функций Ведьмы и Разведчика проявляется в ведании, сборе информации и знаний как таковых, в создании за счет получаемых знаний картин внутреннего и внешнего миров, а также — в осмыслении путей гармонизации этих двух великих реальностей. Ведьма и Разведчик вносят фундаментальный вклад в формирование самосознания личности, инициируют начало ее духовного развития — восхождения по ступеням зрелости. Ведьма и Разведчик как функции личности являются важнейшими механизмами, осуществляющими адаптацию человека в природе и обществе. Они не только определяют уровень интеллектуального развития и многих способностей, одаренности и талантов человека, но и дают возможность создавать ближайшие и дальние зоны развития всех уровней личности. Слаженная работа внутренних Разведчика и Ведьмы делает сознание человека сконцентрированным и ясным, поведение — активным, изменения – своевременными, а личность в целом – компетентной в любой сфере жизни. Активность позитивных полюсов Ведьмы и Разведчика выражается в потребности получать образование, анализировать, систематизировать и применять полученные знания. Избыток сил в области позитивных полюсов Разведчика и Ведьмы позволяет успешно осуществлять научную работу и другую интеллектуальную и культурную деятельность.

В случае нарушений функций ведания мы наблюдаем чаще всего феномен болезненного переразвития архетипа Ведьмы и подавленное положение Разведчика как у мужчин, так и у женщин. К сожалению, такой вид нарушений в той или иной степени характерен для современных представителей западной культуры. В содержании сюжетов инициаций такое положение вещей отражается в эпизодах, где раненного или истощенного героя, странствующего в поисках суженной, выхаживает ведьма.

Будучи первыми в «корневой» системе личности, архетипические функции Ведьмы и Разведчика помогают преодолевать социальные и личностные кризисы. Не случайно Ведьма и Разведчик тесно связаны с символом матери-земли, откуда берут питание любые корни. Ведьма же близка к земле не только потому, что берет из нее силу, используя целебные и магические свойства растений и животных, но и потому, что ведает тайнами мира мертвых – наиболее глубоких, архаичных слоев бессознательного. Она является проводницей в «подземную» область психики. Как уже отмечалось, благодаря работе с внутренней Ведьмой становится доступной та теневая, архаичная часть психики, где содержится инстинктивная агрессия большой силы. Утилизация, осознанное использование этих скрытых деструктивных сил с помощью инициаций — успешная стратегия в разрешении кризисных состояний.

Разведчик служит родной земле, нередко проливая за нее кровь и рискуя жизнью. Он открывает новые земли, новые территории, что символизирует одновременно как внешние области жизни, так и внутренние пространства личности. Это означает, что в функции Разведчика входит налаживание связей не только с внешним миром, но и между частями личности. Внутренний Разведчик помогает человеку любого пола оптимизировать слаженную работу различных структур Я при выходе из кризисного состояния.

Мы уже знаем, что при подавленном Разведчике начинает избыточно функционировать полюс негативной Ведьмы. Недостаток сил Разведчика воспринимается внутренней Ведьмой как опасность, это включает ее защитные силы агрессивной женской природы, сконцентрированные именно в области негативного полюса Ведьмы. В результате у людей любого пола проявляются агрессивно-деструктивные способы поведения, стремление к захвату, реализации своих интересов за чужой счет, а также — в игнорировании интересов других и навязывании им своей воли. Так действует перегруженная Ведьма, лишенная поддержки сильного Разведчика. В этом случае она вынуждена брать ответственность за контакты с внешним миром на себя. Внутренняя Ведьма, переполненная тревогой, страхами и защитной гиперагрессией, чувствует себя обязанной вторгаться во внешние явления и события, стараясь обеспечить там реализацию потребностей Я. Она действует через интригу, колдовские чары, использует тайные знания во зло. Если представить, что наше Я может раскачиваться, как маятник, проходя при этом различные области личности, то «застревание» Я в области перегруженной Ведьмы делает поведение человека по-ведьмински коварным. Если же маятник Я «остановился» в пространстве ослабленного Разведчика, то его гипофункция приводит к таким состояниям как неуверенность в себе, безинициативность, излишняя погруженность в себя в ущерб адаптации во внешнем мире.

Чем больше энергии в области Разведчика, тем меньше необходимости у Ведьмы брать на себя функцию контроля над внешним миром, тем гармоничнее действует она в сфере внутренних задач личности — осуществляет целительство, накапливает духовный опыт и знания. При полноценном Разведчике внутренняя Ведьма молодеет, становится миловидной, спокойной и уравновешенной, начинает действовать в согласии со своим окружением, а не по собственному усмотрению. Это делает личность конструктивной в продвижении к целям, вместо манипулирования знаниями появляются созидательные способы их использования.

Руководитель, личность которого опирается на энергии негативной Ведьмы, подавляет инициативу и внутренний потенциал своих подчиненных, излишне контролирует их. Напротив, руководитель с полноценным внутренним Разведчиком легко создает для подчиненных комфортное и безопасное творческое пространство, поощряет их инициативы.

В сюжетах участников инициаций ведьмы, которые на ранних этапах терапии были старыми, безобразными и грязными, на продвинутых этапах терапии при обращениях к теме «Ведьма» молодели в среднем до сорокалетнего возраста, представлялись ухоженными светскими дамами, пышащими здоровьем и энергией. Ведьмы становились социально успешными, были готовы включиться в решение любой задачи, если их попросят. Инициированные внутренние Ведьмы именно тем и отличаются от стихийно действующей и захватнически распространяющейся во внутреннем мире ведьминской функции, что определяют сферу своей деятельности не по своему личному усмотрению, а — в согласии и контакте с другими частями личности, выполняют их «просьбы». Такое снижение нагрузки на Ведьму, обеспеченное за счет повышения потенциала Разведчика, приводит к балансу энергий на уровне Разведчик-Ведьма, что всегда сопровождается ростом творческой продуктивности человека, снижением конфликтности в общении, повышением чувства собственного достоинства.

На первый взгляд парадоксально, что в западной культуре в сфере общественного сознания ситуация проявляется наоборот: в то время, как внутренняя Ведьма перегружена, ее функция изгнана из социальной сферы. Функция же Разведчика является социально широко распространенной, несмотря на то, что внутренний Разведчик ослаблен. И действительно, различные виды народной медицины, нетрадиционные способы целительства (позитивная Ведьма) презираются и подавляются в официальном западном мире, получив название «нетрадиционных». Традиционное же общественное сознание признает лишь монополию ортодоксальной медицины и официальной науки (подслеповатый Разведчик). Им отдано право решать все возникающие социальные и общественные вопросы, в то время как даже начальные духовные знания (Ведьма) выдворены за официальные общественные рамки.

Но если всмотреться, очевидно, что общественному сознанию невольно приходится лицемерить: отстранив в лице позитивной Ведьмы начальные духовные познания, оно оказалось захваченным негативным ее полюсом – процветает черная магия, недостаток этики парализует государственные структуры. Западное общество, не желая прослыть «голым королем», объявило Ведьме демонстративную войну. Под опалу попал и позитивный полюс Ведьмы, а с ним — и все духовные явления, находящиеся на более высоких ступенях развития. Таким образом, из-за незрелости мужской исследовательской функции Разведчика, коллективное бессознательное поражено деструктивными энергиями перегруженной, а следовательно – негативной Ведьмы.

Скрываясь под различными социально приемлемыми личинами, негативная социальная Ведьма, беспрепятственно «правит бал». Именно она, как никто, способна создавать тайные и явные карательные общественные институты, а также — тот общественный морок, непроглядный социальный туман, в котором осуществляется ее тайная власть: коррупция государственного аппарата, попустительство в отношении наркомании и алкоголизма (технологии морока), деструктивное использование природных ресурсов, гиперзащита границ в виде гонки вооружений, препятствующая созидательному сотрудничеству стран, – это только малая часть ее многочисленных социальных «козней».

В результате цивилизованный мир вошел в фазу экологического кризиса, большинство людей отчуждены от собственного здоровья, духовных сил и самой природы. Западные политика и наука (сфера Разведчика) забрели в тупик, «застряв» в своем духовном развитии на волне рационального миропонимания, подчиненного примитивной архаичной цели — победы в племенных войнах.

Поскольку коллективный Разведчик западной цивилизации еще не достиг достаточной зрелости, очевиден выход: установление баланса функций Разведчика и Ведьмы. Ведьма должна и может «поделиться» с Разведчиком своими избыточными силами.

Уровень Разведчик-Ведьма является только первой ступенью на пути к духовным вершинам. Но даже стартовая позиция настолько важна для духовной эволюции западной цивилизации, что когда в сознании западного общества будет достигнуто первичное равновесие потенциалов Ведьмы и Разведчика, этого будет достаточно, чтобы изменить ориентацию западной культуры в пользу приоритета роста духовного здоровья как во внутреннем космосе человека, так и во внешнем мире.

Проявления Ведьмы и Разведчика в реальной жизни можно наблюдать на любом этапе эволюции личности. Особенно явны они в детском возрасте, когда мальчики активно исследуют окружающий мир, а девочки проявляют неуемное любопытство, уделяя много внимания миру человеческих чувств и взаимоотношений. Между мальчиками и девочками здесь нередко завязывается дружба, так как их познавательные интересы во многом пересекаются, дополняют и обогащают друг друга. Позже – на этапе формирования архетипических функций Амазонки и Защитника – эти дружеские союзы часто распадаются, так как Амазонка учится независимости и противопоставляет себя миру мужчин, а Защитник преимущественно занят тем, что набирается сил в конкуренции со сверстниками и социальных боях.

Защитник

В ряду мужских архетипических функций Защитник занимает вторую ступень и содержит свойства Разведчика как подструктуру.

Несмотря на то, что функция Защитника стоит на второй ступени архетипической мандалы, следует иметь в виду, что все мужские архетипические функции по своей природе являются защитными. Вместе они образуют так называемую Великую защиту — многогранную мужскую функцию. Изучая эту многогранность, можно убедиться, что мужское начало призвано защищать женское на всех уровнях – и на «земном», и на «небесном».

Самая архаичная потребность женщины — быть защищенной. Это ожидание по отношению к мужчине свойственно любой женщине и относится к ее инстинктивным проявлениям. Идеальный образ Защитника отражает потребность женщины как в физической, так и в интеллектуальной, и в духовной мужской защищающей силе – это главные условия, благодаря которым женщина может чувствовать себя в безопасности. Если на первом архетипическом уровне (Ведьма-Разведчик) защита осуществляется через функцию разведки, то на втором (Амазонка-Защитник) – через сохранение жизни и достоинства, на третьем (Гейша-Кормилец) — через кормление и благоустройство жизни, и так далее.

Защищенность важна не только для женщины, но, прежде всего, — для самого мужчины. Дело в том, что он может гармонично развиваться именно как мужчина, только если умеет сохранять женщину, то есть – если женщина (реальная и Внутренняя) должным образом защищена, поскольку тогда для него защищена и сама жизнь: мужчине есть, кого кормить, есть за кого отвечать, кого вести за собой – одним словом, есть что создавать, то есть творить совместно с женщиной.

Архетипическая область Защитника также имеет позитивный и негативный полюса. Позитивный полюс – это мужской героический статус защитника семьи, рода, племени, родной земли, образ былинного богатыря и т.п. Защитник реализует природную мужскую агрессию, направляя ее вовне с великой целью сохранения всего, что важно и ценно для жизни. Эта миссия Защитника относится к задачам как физического выживания, так и духовного совершенствования. Защитник отвечает не только за жизнь, но и за честь своей женщины, своей семьи, за честь рода и интересы народа.

В негативной области Защитник превращается в наемника, солдата вражеской армии, способного уничтожать даже мирное население – то есть, в убийцу. Здесь природная мужская агрессивная сила эксплуатируется и даже зомбируется, она выходит из под контроля Я. До тех пор, пока эта сила не имеет собственного направления, она монополизируется некой присваивающей ее инстанцией. Роль такой инстанции часто играют политическая система, деструктивно ориентированная армейская среда или мафиозные кланы. По характеру своей тоталитарной активности эти социальные структуры имеют свойства негативной Ведьмы: стремление к захвату, использованию в своих целях, жесткому контролю, подавлению и уничтожению.

В сюжетах инициаций незрелый Защитник либо неподвижно стоит среди поля или спит под кустом, либо сбивается на выполнение функций других архетипических уровней – например, отправляется в плавание в непонятном ему направлении (безвекторная разведка); живет один, возделывая огород и строя дом (функции кормильца). К концу первой инициации Защитник, как правило, набирается сил и включается в жизнь, действуя в русле своей функции – сражается с неприятелем, побеждает стихии. Кроме того, если в переживаемом образе появляется женский персонаж, начальная пассивность и растерянность защитников сменяется приливом сил и вдохновения. Это подтверждает наше наблюдение о том, что стоит только мужской агрессии обрести естественный природный вектор, а именно – обрести объект защиты (женщину), как эта агрессия превращается из опасной блуждающей энергии в могучую созидательную силу.

Позитивный Защитник, как и Разведчик, связан с символом матери-земли. Оба насмерть стоят за землю-матушку. Здесь кроются корни связей Защитника и Ведьмы как проводницы в подземный мир — мир бессознательного. Не случайно путь к плененной красавице для любого сказочного или мифологического защитника ведет через владения ведьмы, которая помогает ему победить злодея-похитителя. Позитивная Ведьма – это важный ресурс Защитника, она сообщает ему тайные знания и верный путь к победе и к суженной. В этом смысле обращение к начальным духовным знаниям, как и обращение к психологу или психотерапевту за помощью в решении личностных задач – также символически является обращением к позитивному полюсу Ведьмы.

При полноценном внутреннем Защитнике защитные механизмы Я подобны хорошо обученным профессиональным войскам – оборона границ личности осуществляется в режиме спокойной уверенности и безмятежности. Человек, во внутреннем мире которого действует зрелый Защитник, легко сохраняет душевное равновесие при любых стрессах, что со стороны может казаться невероятным. Защищающая мужская энергия по своей природе является не просто агрессией, но агрессией, претерпевшей важнейшую трансформацию – она имеет строго выверенное созидательное направление. Это увеличивает ее потенциал, так как следование одному вектору исключает разброс и рассеяние энергии.

Итак, инициированная мужская защита чужда разрушения и всегда созидательна! Вставая на защиту женского и детского начал, природная мужская сила превращается в героическое начало. Здоровый внутренний Защитник определяет также здоровье иммунной системы организма, помогает избегать болезней.

У женщины, имеющей в структуре личности инициированного внутреннего Защитника, появляются не только уверенность и ощущение эмоционального комфорта, но и чувство собственной значимости и ценности именно как женщины. Она избавляется от острой эмоциональной зависимости в отношениях с реальными мужчинами, исчезает ее болезненная потребность в признании со стороны мужчин, которая прежде приводила ее к повышенной ранимости и обидчивости. У реального же мужчины по мере развития его функций как Защитника формируется естественная потребность не только защищать более слабых, но и сохранять жизнь во всех ее многогранных проявлениях, обеспечивая все более гармоничные и комфортные условия выживания. Это говорит о естественном стремлении мужских энергий к более высоким ступеням зрелости – восхождению на уровень Кормильца.

Амазонка

Амазонка как женская архетипическая область на горизонтальном уровне соответствует мужской области Защитника. Как уже отмечено, Амазонка, в отличие от предшествующей ей Ведьмы, всегда здорова, молода, физически совершенна. Она прекрасная охотница, искусна как воин, обладает боевым азартом и воинской доблестью, способна успешно решать задачи выживания независимо от мужчин и открыто противопоставляет себя им.

Здоровая Амазонка, действующая в личности, — залог физического здоровья, выносливости, спортивного настроя и победоносности в лучших ее проявлениях. Этой архетипической функции чужды уныние и страх. Амазонка – символ социальной успешности и конкурентоспособности, символ неуязвимости и самодостаточности.

В отличие от Ведьмы, Амазонка уже вступает в отношения с мужчинами, но эти отношения имеют отрицающий, конкурентный воинствующий характер. Несмотря на то, что Амазонка, как и Ведьма, одинока, она уже стремится иметь потомство. Для этого амазонки пленяют и используют мужчин. Агрессия Амазонок не скрыта и пассивна, как у ведьмы-отшельницы, а осознанна и сопровождается умением взять ответственность за свою воинственность, которая питается архаичной матриархальной идеологией «все мужчины — сво…!». Поэтому Амазонка живет не одна, а в сообществе себе подобных, открыто декларируя свои взгляды и образ жизни.

Сгущение негативного полюса внутренней архетипической области Амазонки приводит человека к маниакальному стремлению к успеху, к непреодолимому желанию быть лучше других. Так гиперфункция Амазонки компенсирует отсутствие истинной мужской защиты. Дефицит истинных мужских энергий имеет свои последствия – он рождает зависимость Амазонки от принятия со стороны окружающих, ее потребность в бесконечных подвигах ради самоподтверждения. В то же время, негативная Амазонка склонна к агрессии против собственного женского начала: есть сведения, что Амазонки удаляли себе одну грудь, чтобы им удобнее было целиться из лука. Пиком соперничества амазонок с мужчинами является уничтожение новорожденных мальчиков.

Таким образом, если архетипическая область Амазонки переразвита, человека обуревает навязчивая потребность в соперничестве и конкуренции, он страдает от мысли, что кто-либо, кроме него, способен победить в бою или успешно поохотиться. Трудоголизм – скорее всего, процесс беспощадной эксплуатации внутренней Амазонки.

У реальной женщины, страдающей гиперамазонским комплексом, происходит тотальное подавление мужского начала. Причем подавляются как собственное мужское, так и мужественность окружающих ее мужчин. Женщина, которой управляет внутренняя гиперАмазонка, не доверяет мужчинам, она излишне жестка, нетерпелива и категорична, подавляет импульсы ответственности и инициативы в сознании мужа или сына, стремясь низвергнуть природное превосходство правящей мужской воли. Так действует и мужчина, личность которого опирается преимущественно на амазонский комплекс – он яростно конкурирует с… женщинами!

В сюжетах инициаций социально успешных женщин Амазонка чаще всего – удачливая охотница, способна сама добыть оленя и таким образом накормить целое сообщество. Однако с детьми и мужчинами у нее нет полного эмоционального контакта, ее мощная концентрация на конкретных целях не позволяет ей улавливать чувства окружающих и делают ее «подслеповатой» в области отношений. Амазонка ощущает свою волю как непогрешимую и доверяет только себе и своей интуиции.

В образах творчески ориентированных участников инициаций в поселении амазонок наблюдалось четкое разделение хозяйственных функций – одни амазонки лучше охотились, другие – искуснее ловили рыбу, третьи – возделывали землю, в том числе с удовольствием разводили цветы и тяготели к оседлому образу жизни. К концу многих инициаций на тему «Амазонка» для разрешения сложных задач амазонки начинают обращаться за помощью к представителям дружественных мужских племен. Здесь видна тенденция к переходу Амазонки в архетипическую область Гейши.

Горизонталь Защитник-Амазонка

Архетипические функции Защитника и Амазонки являются опорой личности в удовлетворении ее потребностей в безопасности и автономии. Эти функции отвечают за формирование здоровых границ личности. Гармонично работающие внутренние Защитник и Амазонка способствуют росту чувства собственного достоинства человека, формируют не только его уверенность в себе и умение радоваться жизни, но и умение концентрировать и точно распределять силы, налаживать контакты с внешним миром, достигать целей.

При переразвитой Амазонке Защитник страдает от дефицита сил и энергии. В образах участников инициаций слабый Защитник представлялся спящим под кустом рыцарем, латы которого валяются под другим кустом, а конь, оставленный без присмотра, еле виден на краю обозреваемой картины. Чем больше опыта символического самосознания, понимания себя и своих задач получает Защитник, тем менее агрессивной и деструктивной становится Амазонка в сюжетах инициаций. Высшая гармоничная точка взаимодействия этих двух защищающих начал — их дружеское и даже любовное сотрудничество при главенствующей роли Защитника.

Наиболее благоприятное распределение сил между Защитником и Амазонкой можно символически выразить в типичном инициационном образе, когда Амазонка отдыхает в прекрасном шатре подле уставленного фруктами покрывала, а Защитник, находясь в дозоре, черпает силы и вдохновение в одной только мысли о том, что у него есть такая сильная подруга, которая в любой критический момент может поддержать его. Это вдохновение не только удваивает его силы, но и рождает в нем желание сделать все возможное, чтобы не подвергать подругу даже малейшему риску.

Формирование функций Защитника и Амазонки соответствует периоду жизни молодых людей, когда мужчины проходят активную социализацию, стремясь занять какую-либо позицию в обществе, чтобы обрести источник выживания, а затем – стать Кормильцем будущей семьи. В современном западном мире молодые женщины — как Амазонки — также стремятся к социализации в этот период жизни. Однако волна природного предназначения быть женой и матерью часто настигает их и погружает на определенное время в водоворот семейной жизни, где они продолжают соперничать с мужчиной. «Выныривая» из этого семейного океана, женщины, имея уже подросших детей, снова активно пускаются в социальный марафон, стремясь завоевать в обществе определенные позиции. Им неведомо, что наряду с социальными победами их ждет еще более важное духовное завоевание – стать личной волшебницей для своего мужчины.

Кормилец

Архетип Кормильца находится на третьей ступени мужской архетипической лестницы. Позитивный полюс Кормильца включает в себя не только действия охотника и добытчика, но и искусство строителя, мастерового, учредителя и т.п. Внутренний Кормилец отвечает за все виды мужской созидательной активности, реализуемые в повседневной жизни и направленные на повышение качества жизни. Он чинит поломанное, устраняет любые неисправности, налаживает процессы жизнеобеспечения там, где они нарушены. В личности мужчины или женщины внутренний Кормилец — это некая мужская энергия, обеспечивающая, в отличие от функции Защитника, не просто выживание, а более высокий уровень выживания — гармоничное удовлетворение потребностей, умение наслаждаться жизнью как собственной, так и — создавать оптимальные условия для тех, за кого Кормилец несет ответственность. Чтобы обеспечить высокое качество жизни близким, необходимо хорошо знать их желания, вкусы, интересы и даже тайные чаяния. Внутреннему Кормильцу также важно правильно ориентироваться в потребностях личности, интересы которой он обеспечивает. Этот потенциал во многом подготавливает к развитию и инициирует энергии Целителя, которые достигнут своего расцвета на шестой ступени мужской зрелости. Секрет силы Целителя – в знании всех тайн души, в его осведомленности о причинах нарушений и умении использовать эти знания в процессе исцеления.

Хорошо работающий Кормилец обеспечивает не только жизненный комфорт, но и позволяет организовать процесс созидания благ таким образом, что человек не ощущает себя загнанным или согбенным под прессом тяжелых обязанностей. Напротив, энергичный Кормилец, благодаря сотрудничеству с внутренней Гейшей – мастерицей наслаждений, создания уюта, восполнения сил и эстетического созерцания, — обретает в процессе созидания полноту свободы. Зрелый Кормилец — не раб, он волен трудиться и отдыхать по своему усмотрению, способен восполнять свои силы, когда и сколько это ему необходимо. Его уверенность порождает трудовой азарт и радость делания, а также – творческую обстановку полного управления своей деятельностью и процессами обеспечения жизни. Создание благ в случае полноценного внутреннего Кормильца превращается для человека в занятие, больше похожее на интересную игру. Степени свободы при этом тем выше, чем более развит архетипический уровень Кормильца, и чем полноценнее его контакт со зрелой внутренней Гейшей.

В образах участников инициаций первое знакомство с Кормильцем часто происходит в поле. Кормилец представляется одиноким пахарем, которого дома ждет голодная семья. Позже, на продвинутых этапах терапии, у тех же участников инициаций внутренние Кормильцы обладают все большим количеством ресурсов. Они трансформируются во владельцев компаний, возглавляют процессы производства благ и ведут разносторонний образ жизни, не страдая при этом трудоголизмом. Но исходя из линейной логики, у реального трудоголика в структуре личности должен работать здоровый и зрелый Кормилец. Это не так. Страдающий трудоголизмом человек имеет в структуре своей личности истощенного, депрессивного Кормильца, так как работать созидательно, а не ради возможности скрыться от эмоциональных контактов с близкими и связанного с ними внутреннего развития, а также – работать, получая при этом удовольствие от жизни – это задача, которую трудоголику только еще предстоит решить. Откуда же берет свои «неистощимые» силы трудоголик? Как мы уже упоминали, они «добываются» в результате эксплуатации женской части личности, а именно — внутренней Амазонки: ее погруженность в свои цели, концентрация на своих победах за счет избегания и игнорирования тонких сторон взаимоотношений, — вот основа ее достижений. Как видим, эта тактика не имеет ни малейшего отношения к строительству парного союза. Таким образом, главное отличие достижений зрелого Кормильца от достижений перегруженной Амазонки заключается именно в том, что Кормилец находится в контакте с женской ипостастью своей ступени, а гиперАмазонка – не имеет контакта с мужским началом. Зрелый Кормилец обменивается энергиями с внутренней Гейшей. Именно Гейша с ее гедонистической природой вовремя и гармонично восстанавливает растраченные Кормильцем силы. В сотрудничестве мужских и женских начал скрыт механизм «вечного двигателя», неистощимости и самовосстановления человеческих сил.

Негативный полюс Кормильца – это отказ от ответственности за обеспечение высокого качества жизни, эдакое «некормление», иначе говоря — безответственность. Дефицит энергий в области Кормильца проявляется в различных видах зависимостей, включая эмоциональную зависимость. У «обесточенного» Кормильца есть гиперпотребность получать, всасывать, впитывать что-либо извне. Потребность отдавать у него блокирована. По этим причинам незрелый внутренней Кормилец является символической причиной алкоголизма и наркомании. В этих случаях потребность заполнять внутреннее пространство различными ощущениями и эмоциями, то есть «всасывать» что-либо извне – кажется непреодолимой. Более легкий вид дефицита в области Кормильца приводит к синдрому «неудачника», являясь источником инфантильного поведения. В образах участников инициаций это отражается, например, в растерянности Кормильца, обнаруживающего себя неподвижно стоящим в чистом поле и не знающего, что делать и куда идти.

Об ослабленной функции Кормильца свидетельствуют также различные страхи, сниженная социальная компетентность личности, затруднения в преодолении препятствий. Важный параметр успешности Кормильца — качество и количество его контактов с реальностью. При дефиците сил на уровне Кормильца склонность человека любого пола к путешествиям во внутренний мир, столь целебная сама по себе, может превратиться в различные виды изоляции и затворничества.

В целях компенсации этого внутреннего дефицита неизбежно вынуждены включаться защищающие материнские энергии. Они образуются из стараний гиперВедьмы, гиперАмазонки, и – плененной ими беззащитной Гейши. Добывающая функция Амазонки обеспечивает здесь материальную сторону опеки, Ведьма играет карающую, а Гейша – задабривающую роль. В реальной жизни это отражается в распространенном семейном сюжете: у алкоголика есть «сердобольная» жена или мать, которая, перенапрягаясь и негодуя (гиперВедьма), берет на себя все виды его ответственности – пытается решить проблему излечения его от алкоголизма или наркотической зависимости (Гейша), содержит его (гиперАмазонка), периодически устраивая нерадивое «дитя» на работу и пр. Известен феномен «сухого» алкоголизма, когда мужчина или женщина не выполняют естественных ожиданий близких, адресованных занимаемой ими семейной или социальной роли: муж не работает и не обеспечивает семью; жена не поддерживает семейный уют; студент не в состоянии учиться; взрослый сын «сидит на шее» родителей, долго не женится, часто меняя партнерш; и т.п. Здесь защищающие созидательные функции, за которые отвечает внутренний Кормилец, не работают из-за дефицита энергий в этой архетипической области: Кормилец нуждается в восстановлении сил. Этого можно достичь с помощью соответствующих инициаций.

Развиваясь, архетипическая функция Кормильца, поднимается на более высокий мужской уровень, получивший у Б. Уилкинсона название «генерал». Это позиция осознанной ответственности, статус мужа.

Гейша

Чаще всего нерадивый Кормилец попадает в любовный плен Гейши, вернее – персонажа, отражающего негативный полюс Гейши, – в плен роковой женщины. Такая женщина бессознательно мстит мужчинам в отчаянном стремлении сначала обрести их покровительство, а затем — низвергнуть к своим ногам. Это скрытое желание справиться со своей глубинной обидой отвергнутой отцом дочери.

Уровень Гейши (или гетеры) – третья ступень на пути к женской зрелости, и максимальное сгущение ее негативного полюса сводится к торговле своим телом. Негативный полюс Гейши еще содержит конкурентную агрессию, унаследованную от предстоящего ей архетипического уровня Амазонки, но если Амазонка конкурирует и с мужчинами, и женщинами, то Гейша — только с женщинами и именно за мужчин. Однако такая конкуренция имеет место лишь на ранних стадиях развития внутренней Гейши.

Зрелость Гейши напрямую не связана с возрастом человека. У пожилой женщины, например, Гейша может оказаться инфантильной, «застрявшей» в подростковом или даже детском возрасте. О степени зрелости внутренней Гейши можно судить по степени уверенности человека не только в своей эротической силе, но и по умению восстанавливать энергии, создавая для себя и других комфортные и целебные условия отдыха и досуга, а также – по отношению человека к искусству. Таким образом, об открывающихся целительных свойствах внутренней женственности (о развитии внутренней Гейши) можно судить по нашему образу жизни. Неинициированная Гейша требует не только укрепления предыдущих женских функций Ведьмы и Амазонки, но и остро нуждается в мужской защите.

В одной из инициаций травма в области Гейши символически отразилась в сюжете, где гейша предстала в образе калеки, тоскующей в инвалидном кресле. При участии Кормильца и других архетипических фигур, в частности, Целителя, к концу инициации героине удалось встать на ноги. Чем более здоров внутренний Кормилец, тем больше он «обеспечивает» Гейшу необходимыми ей энергиями, больше дарит ей заботу и внимание, и, соответственно, тем больше Гейша приобретает свойства своего позитивного полюса – становится чарующей красавицей на празднике жизни.

Позитивный полюс Гейши таит в себе высокую эстетику энергий Эроса, которые гармонично проявляются в искусстве танца, владении поэтическим словом, музыкальными инструментами и кистью художника. Позитивный полюс Гейши – воплощение энергий творчества, земное проявление женственности. Известно, что в древней Японии мужчины покупали право насладиться общением с Гейшей как с истинной женщиной, а вступать или нет в интимные отношения, решала она сама.

В наиболее позитивном аспекте области Гейши женские энергии впервые проявляются изобильно. Женщина с развитой внутренней Гейшей уже осознает всю красоту и животворящую силу своей женской природы. Так, Гейша принимает, любит и уважает свое тело, умеет формировать его и управлять им в полном смысле слова. Поскольку это та ступень развития женственности, когда женское начало лучится волшебными силами не только эроса, но и высокой эстетики, мужчина видит в женщине с развитой внутренней Гейшей именно женщину, а не мать. Свойства истинной женственности начинают проявлять в мужчине наиболее романтические из его устремлений. Гейша умеет создать для мужчины ту питающую духовную среду, где он особенно полно чувствует себя мужчиной. Она знает его сильные и слабые стороны, знает, как пролить бальзам на его душевные раны. Гейша, в отличие от Амазонки, делая что-либо для мужчины, никогда не чувствует себя униженной или служанкой. Она и сама наслаждается проявлениями волшебных свойств женских энергий, даря их мужчине.

Находясь в гармоничном контакте со своей женственностью, Гейша глубоко ощущает, ценит и привлекает в свою жизнь красоту природы и мира в целом. Она умеет одинаково творчески обращаться и с дарами природы, и с предметами человеческого творчества. Гейша не только окружает себя произведениями искусства, но и сама создает их, обучает этому молодых. Таким образом, поэзия и живопись, прикладные искусства, пение и танец, искусство телесных радостей от чайных церемоний до таинств любви – это мир духовных наслаждений, который умело создает и совершенствует Гейша.

Контакт с энергиями архетипической области Гейши является необычайно целебным для женщин любого возраста. В практике инициационной терапии были случаи, когда даже после первой инициации на эту тему у далеко не молодых женщин полностью (!) необратимо исчезали болевые симптомы, ранее всегда сопровождавшие их в критические дни.

    В русской сказочной символике функции высшей Гейши отражает образ Жар-Птицы. Это славянский вариант эротического божества. В сказке о Жар-Птице старик-отец посылает сыновей ночью в сад, подстеречь того, кто похищает яблоки с заветной яблони. Яблоко – символ запретного плода, которым библейский Змей искушал Еву. «Вором» оказывается удивительная Птица, сияние которой слепит глаза. Таким образом, отец послал сыновей «изловить» одну из могущественных энергий, призванную помочь повзрослевшим детям вылететь из семейного гнезда, освободиться от родительской опеки – их эротическую силу. Иначе говоря, отец благословил сыновей стать мужчинами. Поймать Жар-Птицу удается только младшему сыну, который сумел не заснуть всю ночь. В сказках младший сын – символ наиболее активно развивающегося мужского начала. Сила его духа позволяет ему вступить в контакт с Жар-Птицей, отчасти подчинить ее себе, лучше других осознать волшебную, творящую сущность любовной эротической силы. Вместе с ее пером младший сын получает преимущество, которое приводит его к любви и счастью. Принятая, интегрированная в целостную личность сексуальная, эротическая энергия начинает служить соединению мужского и женского начал, целостности Я, помогая преодолевать препятстви, мешающие сближению мужской и женской его половинок.

Жар-Птица – обитательница Райского сада, символ, указывающий на божественную природу энергий Эроса, их духовную сущность. Можно предположить, что энергии Гейши являются предбожественными, поскольку отражают стремление женского к своему высшему пику, несут в себе некое предвосхищение перехода женственности на ее божественный уровень.

В одном из городов пятидесятилетняя участница семинара-тренинга «Мужчина и женщина» по завершении групповой работы сообщила, что если бы, кроме опыта контакта с энергиями Гейши семинар не имел других содержаний, она и тогда была бы счастлива, так как, получив этот опыт, наконец, впервые в жизни обрела внутреннее разрешение на существование у себя и принятие этих удивительных сил – энергий Эроса.

Горизонталь Кормилец — Гейша

Функции Кормильца и Гейши осуществляют во внутреннем пространстве особый вид связей между мужским и женским мирами. Этот горизонтальный уровень архетипической мандалы наиболее близок к оси координат, условно отделяющей земную часть внутреннего архетипического космоса личности от небесной. Связи, за которые отвечают Кормилец и Гейша, необычайно важны для приближения Я к первому уровню сакрального брака – центру со-творения жизни, который на следующей, четвертой ступени образуют архетипические области Мужа и Жены. Как «связные» или посланцы двух миров, Кормилец и Гейша особенно активно подготавливают творческий союз мужского и женского.

Поскольку при неинициированном Кормильце его функции во внутреннем мире выполняет Амазонка — активная женская функция предыдущего уровня, она вынуждена нести большую нагрузку, чрезмерно концентрируя энергию личности в своей области. Это мешает своевременному полноценному развитию внутренней Гейши. В результате область Гейши как бы «консервируется», ее эволюция приостанавливается. Недостаточно сформированная (травмированная) Гейша, в свою очередь, оказывается не в состоянии создавать для Кормильца условия для своевременного отдыха и восстановления сил, а значит — и условия для его развития. Рабское положение Гейши в этом случае — следствие недостаточной продуктивности остальных мужских и женских земных архетипических функций.

Внешне это проявляется в неумении многих социально успешных, активных и гиперответственных женщин отдыхать, осознавать свои истинные желания и чувства, а также — вникать в детали и ньюансы духовного мира мужчины (реального и своего Внутреннего). Им сложно ориентироваться в его глубинных потребностях с тем, чтобы создать для него дарящую, восстанавливающую силы среду, где он может обрести уверенность в себе, убежденность в грядущих победах. Возникает «замкнутый круг»: недостаток сил в области Кормильца в защитных целях активизирует «железную леди» — переразвитую внутреннюю Амазонку, а последняя мешает развиваться женственности в лице Гейши, а, следовательно, — Кормильцу.

Стоит уточнить, что слабость Кормильца свидетельствует о недостатке энергии двух предстоящих ему земных мужских фигур — Разведчика и Защитника. Чем пассивнее мужская защищающая функция во внутреннем мире, тем вероятнее, что нагрузка Кормильца как добытчика может лечь и на плечи Гейши. При недостатке защищающих сил Кормильца у Амазонки и Ведьмы появляется возможность эксплуатировать внутреннюю Гейшу. Это необходимо им для того, чтобы хоть частично избавиться от собственных перегрузок. Так незащищенная Гейша попадает «в плен», причем эксплуатируются наиболее примитивные ее свойства. Известны случаи, когда человек либо торгует своим или не своим телом, либо – обаянием и привлекательностью, иначе говоря, соблазняет других ради получения различных выгод. В этом смысле флирт становится ведущей стратегией в поведении мужчины или женщины.

На наш взгляд, знаменитый Дон Жуан – это оголтелый эксплуататор своей внутренней Гейши. Его пресловутая любвеобильность не имеет никакого отношения к истинным мужским энергиям, так как последние содержат чувство собственного достоинства и потребность защищать. А это, как мы уже не раз отмечали, предполагает верность интересам как Внутренней, так и внешней женщины, поскольку достоинство – есть, по сути, стояние до Бога, то есть, то совместное стояние мужского и женского начал, которое приводит к их слиянию и постижению в результате этого слияния высшей божественной реальности. Главная же стратегия Дон Жуана заключается только в одном — в страстном желании во что бы то ни стало быть признанным женским миром в качестве мужчины. До совместного «стояния» перед Богом внутренних мужского и женского начал знаменитому ловеласу так же далеко, как до звезд. Причем, сам по себе мотив «во что бы то ни стало» уже сильно отдает «ведьминской» истерической одержимостью, погружающей сознание в морок. За признание его мужской неотразимости Дон Жуан бесконечно «платит» своим псевдомужским расположением, обращаясь ко всем женщинам подряд. Так может действовать только личность, которая излишне опирается на самый архаичный, наиболее земной аспект архетипической функции Гейши. При этом у мужчин и у женщин болезненно обострена потребность быть признанными именно в качестве представителей своего пола, а значит – есть зависимость от этого признания со стороны пола противоположного. С целью «доказать» свою полноценность как мужчины или как женщины, люди в структуре личности которых действует внутренний Дон Жуан, стремятся к любому союзу с представителем противоположного пола, чтобы достичь мифического статуса «вам и не снилось» или на худой конец — «не хуже других», «как у людей». При этом глубокие и тонкие процессы развития женственности и мужественности вытесняются за пределы сознания, сигналя оттуда психосоматическими расстройствами, личными драмами или другими событийными коллизиями.

Однако все несовершенства рано или поздно приносят пользу, позволяя познать за счет знакомства с ними природу совершенства. Направленная работа по инициированию всех перечисленных земных архетипических фигур – Ведьмы и Разведчика, Амазонки и Защитника, Гейши и Кормильца, а также – инициационная работа с тремя первыми сакральными центрами (Точка знания, Точка защиты, Точка благополучия), где их энергии достигают баланса, — неизменно приводит к возникновению здорового равновесия и оптимизации выше описанных архетипических функций.

Достаточно высокие, развитые аспекты Кормильца и Гейши перекликаются с ролями жениха и невесты. В словесных определениях добрачных отношений нередко используется торговая терминология. Широко известны выражения «сексуальный рынок», «рынок невест», «рынок женихов»; для оценки внешности используется ироничное словосочетание «товарный вид» и пр. Известная сватовская присказка «У вас – товар, у нас – купец» говорит о женихе как об умелом хозяине, а о невесте – как о «покупаемой» им красавице. Жених должен проявить себя как кормилец, его способность быть добытчиком, справно работать проходила шуточные испытания, о которых говорит пословица «Кто хорошо ест, тот хорошо работает». Если родители считали, что невеста еще слишком молода, то отвечали: «Наш товар не продажный, еще не поспел». Невесте же во время сватовства полагалось показать свою скромность, покорность, красоту и домовитость: «Наша лебедушка – ко перышку перышко», «Наша девка умнешенька, прядет тонешенько, белит белешенько». Таким образом, элементы русских сватовских обрядов перекликаются с отношениями в архетипической паре Кормилец-Гейша: мужчина должен показать себя как надежный добытчик, а женщина – как красивая и умелая хранительница очага.

На уровне Кормилец-Гейша в отношениях мужского и женского начал появляется элемент обмена. Речь идет о таком обмене энергиями между мужским и женским, при котором контакт между ними становится достаточно осознанным именно как мужско-женский, а не партнерский. Если Разведчик и Ведьма, Защитник и Амазонка сотрудничают прежде всего как деловые партнеры, то Кормилец и Гейша не просто вступают в открытое и активное взаимодействие, но впервые взаимодействуют именно как мужчина и женщина. Это необходимое условие их дальнейшего единения. В процессе этого обмена они получают друг от друга не только опыт одобрения и принятия, но и опыт взаимного дарения, необходимый для перехода на следующую ступень развития – образование первого сакрального союза, что достигается в архетипическом центре личности (Муж-Жена).

Понятно, что хорошо функционирующий Кормилец способствует расцвету позитивного полюса Гейши. Реальные женщины, защищенные заботой своего внутреннего мужчины-Кормильца, начинают интересоваться культурой истинно женского бытия, уделяют все больше внимания искусству быть женщиной: компетентно ухаживают за своим телом, творчески подходят к искусству ведения дома, больше посвящают времени искусствам как таковым, будь это их собственное творчество или увлечение творчеством других. Расцветает эстетическая сторона семейной жизни.

Итак, Кормилец, как и Разведчик, является архетипической фигурой, налаживающей связи между миром внешним и миром внутренним (на уровне личности – это ее социальные связи), а Гейша в области ее позитивного полюса становится одним из важнейших внутренних животворных источников, питающих земные отношения мужчины и женщины – она отвечает за умение наслаждаться жизнью, восстанавливать силы.

Благодаря экономическим процессам, происходящим сегодня в постсоветском пространстве, функция Кормильца возрождается и оздоравливается, поскольку происходит перемещение ответственности за обеспечение семьи из женской области — в мужскую. Таковы последствия возникновения класса богатых и среднего класса. Эти социальные изменения приводят к возрождению института наследования и восстановлению в коллективном сознании роли мужчины как Отца и Кормильца, и, как следствие, — к реанимации главенства мужской социальной и духовной роли в коллективном сознании.

Отношения реальных мужчины и женщины, в личности которых достаточно сформированы архетипические функции Кормильца и Гейши, отличаются тем, что мужчина уже осознанно заботится о женщине и детях, а женщина ясно понимает свою женскую задачу – всемерно поддерживать мужчину в его служении семье и вовремя помогать ему восстанавливать растраченные силы.

Как показывает практика инициационной терапии, работа с женскими и мужскими земными архетипическими персонажами приводит к восстановлению достаточно здорового баланса между мужскими и женскими энергиями, к гармонизации не только внутреннего состояния человека, но и росту его успехов в обществе, повышению его социального статуса, уровня комфорта жизни, повышению доходов, росту благополучия.

Дальнейшее развитие осознанного обмена энергиями на уровне Кормилец-Гейша неизбежно приводит нас в точку пересечения мужской и женской диагоналей — в центр их соединения, центр личности. Здесь наиболее близко подходят друг к другу две могучих духовных стихии, взаимодействие которых настолько многогранно, что каждая из них получила двойное название.

Муж-Генерал

Четвертым в списке лидерских мужских качеств у Брюса Уилкинсона стоит функция генерала. В английском языке «general» значит «главный», а «generation» — «поколение». Только достигнув «генеральской» степени зрелости, то есть, ощущая себя главным и ответственным, мужчина чувствует себя причиной, неким источником, творящим началом. У него появляется потребность предстоять, возглавлять, закрывать собой. Теперь мужчина способен разделить желание и готовность своей жены иметь детей.

Архетипическая ступень Муж-Генерал выносит мужскую ответственность на достаточно высокий уровень, а принимаемые на этом уровне решения имеют судьбоносный характер как для личности, так и для семьи в целом. На этом уровне зрелости мужское начало достигает ступени Мужа. Знаменитое выражение «глава семьи», потерпевшее в последнее время известную девальвацию, обретает здесь глубокий духовный смысл. Какой бы замечательной ни была женщина, историческими для семьи становятся не ее решения, а те, которые принимает ее муж. Делает ли он это в прямо или подспудно — соглашаясь с решениями жены, – не суть важно. В любом случае воля мужа содержит высшее божественное начало, так как облечена еще более высокой ответственностью, чем женская. Суть мужской ответственности: вести за собой, быть «полководцем». Мужчина (реальный или Внутренний), достигая в своем духовном развитии статуса Мужа, становится тем, кто не просто ведет вперед женщину, детей и семью, но отлично знает то истинное направление, в котором в каждый момент времени следует двигаться. Это касается не только и не столько мужской способности выбрать оптимальное место жительства для семьи, но, прежде всего, — умения точно определить направление развития и выбрать достойные духовные ориентиры.

На уровне своего сакрального предназначения мужское призвано осознанно давать начало жизни и успешно оберегать все процессы развития жизни. Эти божественные функции мужчины – и есть функции Мужа. Взойти на этот уровень зрелости реальному мужчине легко, если он инициирован как Защитник, Кормилец и Разведчик, а значит, если он уже умеет использовать свою природную мужскую агрессию для многоплановой защиты других. Это возможно, только когда мужчина уже свободен от детских обид на собственную мать, когда внутренний образ матери больше не является подавляющим комплексом, а интегрирован в целостную структуру личности мужчины как один из опекаемых, оберегаемых внутренних женских объектов. То же относится и к внутреннему образу его отца.

Женскому природой предопределено взращивать и являть миру заложенную в него мужскую идею (семя). Поэтому в гармоничной семье женщина имеет власть «лейтенанта». Она может широко проявлять свои чудесные способности, решая не стратегические, а тактические задачи, создавая эмоциональную атмосферу и внутренний мир дома. Основная же ответственность и главные решения самими законами мировой гармонии возложены на мужские плечи. Таково положение вещей как во внутреннем, так и во внешнем мире. В сакральном пространстве души человека любого пола в норме главная ответственность за развитие личности возложена на мужское, а не на женское начало.

Для реальной женщины главенство ее Внутреннего Мужчины означает наиболее полный расцвет ее женственности. Для реального мужчины главенство мужского в личности означает буквально то же — защищенное, безопасное и комфортное развитие его внутренней женственности под сенью зрелой мужской защиты. Другими словами – зрелая мужественность реального мужчины обязательно содержит его Внутреннюю Женщину в любви и благоденствии. У сильных и мужественных мужчин контакт с Внутренней Женщиной (Душой) внешне проявляется в виде умения быть внимательным, понимать и сочувствовать, быть чутким и нежным, а также – в виде способности исцелять. Одним словом, те мужские качества, которые так высоко ценят в мужчинах женщины, являются свидетельством хорошего контакта их мужественности с внутренней женственностью.

В центральной точке личности – «точке сборки» — функции Муж-Генерал и Жена-Мать имеют очевидную асимметрию. Логично предположить, что архетипический комплекс Жена-Мать стремится быть уравновешенным комплексом Муж-Отец, а не Муж-Генерал. Однако, понятие отец в стойком словосочетании Царь-Отец появляется лишь на следующей архетипической ступени – уровне Короля (Царя-Отца). Дело в том, что архетипические функции Мужа (тот, кто творит жену) и Отца (тот, кто творит детей, жизнь) действительно бесконечно стремятся к соединению. Вернее, статус Мужа по мере своего роста тянется на уровень Отца, как растение к солнцу.

Если говорить о статусе Мужа и статусе Отца не только как об архетипических феноменах, но и как о социальных и духовных ролях, то, прежде всего, стоит отметить, что на современном эволюционном витке функции мужа и отца зачастую расщеплены и антагонистичны друг другу. Западный мужчина, когда у него рождаются дети, далеко не сразу и не всегда чувствует себя отцом. Как ни странно, его потребности как мужа вступают с его отцовскими функциями в конкурентные отношения. Таким образом, становясь биологическим отцом, мужчина не всегда является отцом в духовном смысле, а только становится на путь развития своего отцовства.

Настоящим отцом своим детям мужчина может стать только когда он начинает ощущать отцовскую ответственность за жену. Это не означает, что мужчина перестает быть жене другом или сексуальным партнером, но наряду с этими аспектами их отношений появляется именно отцовская ответственность мужчины за женщину. Только в этом случае можно считать его отцовство состоявшимся. Такого рода высокий уровень ответственности исключает расторжение брака в кризисные моменты отношений, так как ответственность отца имеет свойство быть вечной. Иначе говоря, верность как фундамент встроена в систему зрелых отношений. Развиваясь, отцовство как духовная функция личности достигает своих высших аспектов — зрелый отец испытывает потребность в ответственности уже не только за жену и семью, не только за род и нацию, но и за мир в целом.

Таким образом, на архетипической ступени Мужа самосознание и ответственность Отца только начинает формироваться, а более высоких уровней отцовства — его духовных вершин — мужскому началу еще предстоит достичь на следующих архетипических ступенях Короля (Царя-Отца), Целителя и Священника (Великого Учителя, Духовного водителя). Поэтому на четвертой ступени — уровне Муж-Жена — для мужской фигуры мы считаем правомерным использовать название Муж-Генерал, а не Муж-Отец.

Забегая вперед, отметим, что у представителей западной культуры часто расщеплен и внутренний архетипический комплекс Жена-Мать. Нередко женщина, становясь матерью, вдруг перестает быть женой своему мужу, так как материнские инстинкты, включаясь, вытесняют за пределы пространства отношений истинные женские энергии Жены. Нередко то, как женщина стремится осуществлять функции жены, больше походит на материнскую заботу, подменяющую мужские ответственность и ведущую роль.

Что же касается функции Мужа, то для успешной ее эволюции важен постоянно осознаваемый обмен энергиями с функцией Жены, обмен, который поддерживает и питает эти обе центральные архетипические фигуры. Хорошей иллюстрацией поддержания такого обмена стала групповая инициация на тему «Благословение детского Я», используемая в инициационной терапии. Она проводится не только для получения опыта идеального принятия со стороны близких детского аспекта Я участников инициации, выступающих в групповой игре в роли «новорожденного». Эта инициация очень важна и для более глубокого осознания новых ролей и новых видов ответственности, которые появляются у членов семьи после рождения ребенка. В разных группах в ходе инициаций «Благословение детского Я» много раз повторялся один и тот же феномен. Когда игровая «жена» сообщала игровому «мужу», что, став отцом, он по-прежнему остался для нее мужем – самым главным мужчиной в ее жизни, участник группы, исполнявший роль «мужа», неизменно испытывал большой прилив сил, повышение моторной активности, желание что-то сделать для «жены» и «ребенка» – пойти за покупками, что-либо починить или построить для них. До признания «женой» значимости символического мужчины именно как мужа, исполнители роли мужа, независимо от их реального пола, в момент «рождения ребенка» чувствовали себя растерянными, подавленными, обескураженными и не понимали, что им делать.

Следовательно, именно женщина способна помочь мужчине гармонично согласовывать роли мужа и отца, когда она, став матерью, продолжает почитать главенство мужчины как мужа. Мужчина же способен помочь женщине согласовать и привести к более гармоничному сотворчеству ее роли матери и жены, отдавая моментам парного взаимодействия с женой достаточно времени и средств, и умея в другое время организовать общение всей семьей – с женой и детьми.

Если мужчина осознает свое главенство в союзе с женщиной в полной мере, то одновременно он осознает и свою «отцовскую» ответственность за судьбу их отношений. До этого момента ему может представляться, что его союз с женщиной подвержен влиянию различных стихий и будущее этого союза не вполне зависит от него. Но по мере восхождения по ступеням мужской зрелости, которое неизменно сопровождается принятием полной мужской ответственности, включающей отцовские защищающие силы, – у него возникает ясное понимание законов отношений между мужчиной и женщиной: мужская воля имеет приоритет, ее отцовская божественная природа является определяющей. Как решит мужчина, так и будет, потому что он источник, зачинатель, отец отношений. В случаях, когда мужчина «следует» воле женщины и, например, соглашается с ее решением расстаться, ведущим и судьбоносным является его согласие с женским решением, а не само решение женщины. Осознание главенства и отцовской природы ведущей мужской воли устраняет агрессию и напряжение мужчины в отношениях с женщиной, и любые ее действия с тех пор воспринимаются мужчиной как тактические, включенные в систему его ответственности и управления. Суть же мужского главенства заключается именно в росте отцовского элемента мужественности. Еще раз отметим, что отцовская ответственность обладает свойством быть вечной.

Очевидно, что современная ситуация эволюции личности человека требует интеграции мужской и отцовской, женской и материнской ролей. Это неизбежный эволюционный процесс, который приведет к расширению отцовской функции, к ее воцарению на более ранних ступенях мужской зрелости — в центральной архетипической области личности, где установится стойкий архетипический комплекс Муж-Отец.

Эта социальная потребность отражена во многих современных киносюжетах. В великолепной американской комедии Нэнси Мейерс «Ловушка для родителей», где в ходе развода родители «поделили» дочерей-близнецов, показано, как много страданий приносит расщепленность функций муж-отец и жена-мать. Одной девочке не хватает матери, другой – отца. Их родители утратили статус жены и мужа, и не могут теперь инициировать дочерей по поводу этих ролей. К концу фильма дети соединяют родителей, соединяя тем самым свои мужское-женское, материнское-отцовское в желанное целое. В фильме Карена Шахназарова «Американская дочь» русский отец, перестав быть мужем, теряет и возможность быть отцом для своей маленькой дочери, живущей с матерью за границей. Весь сюжет фильма посвящен тому, как мужчина во что бы то ни стало пытается вернуть себе право отцовства.

Когда архетипические комплексы Муж-Отец и Жена-Мать расщеплены – это делает неполноценной каждую отделившуюся часть. Теряя статус мужа, реальный мужчина рискует значительно обеднить свой статус отца. Переставая быть женой, реальная женщина рискует стать гиперматерью.

Если супруги расстались

    Отношения с женщиной и отношения с детьми являются для любого мужчины фрагментами целостной неделимой системы семейных отношений, соответствующей целостности его личности. Попытка мужчины, который сохраняет после развода отношения со своими детьми, игнорировать функцию поддержки их матери как своей бывшей жены, неизбежно нарушает его личностную целостность. Поддерживать бывшую жену – тем более, мать своих детей — означает для мужчины, что он продолжает дальнейшее строительство теперь уже новых отношений с ней. Как невозможно любить, например, свои руки и одновременно быть безразличным к собственному животу, так же невозможно по-настоящему любить детей и игнорировать их мать. Отношения с детьми для мужчины – это прямое отражение его отношения не только к своему внутреннему ребенку, но и к женскому началу в себе самом. В норме детское Я личности человека любого пола по естественным законам природы включено в женское, и только затем – окружено мужским началом. Таким образом, отношение к матери своих детей для мужчины – это глубинный тест на его мужскую зрелость, показывающий, насколько сформирована в мужчине великая защищающая функция.

Если мужчина искусственно старается видеть в бывшей жене только мать своего ребенка, обесценивая в ней женщину (жену) с ее естественными потребностями в мужской заботе и защите, то тем самым он пытается закрыть глаза на саму суть духовной природы связи мужского и женского во внутреннем космосе. Мужское и женское начала способны совместно творить множество прекрасных энергий жизни в самых разнообразных обстоятельствах! Наличие официального брака для этого является одним из возможных, но далеко не единственным условием их совместного творения.

Для детей же то, как относятся друг к другу их родители, определяет наличие-отсутствие и качество контакта внутренних мужской и женской частей формирующейся детской личности. От отношений родителей друг к другу во многом зависит тот уровень, стартуя с которого дети будут двигаться в своем духовном развитии к личностной целостности. Словом, мужское и женское во внутреннем космосе ребенка находятся в таких же отношениях, как его мать и отец.

На наш взгляд, как бы ни сложилась судьба отношений расставшихся родителей – гармония для них и их детей вполне достижима. Для этого бывшим супругам необходимо лишь исполнять природные и духовные функции полов. Мужчина может осуществлять главенство и проявлять все необходимые инициативы, чтобы по-прежнему на разных уровнях защищать женщину и детей, а женщина – может помогать ему восстанавливать уходящие на это силы и создавать первичную среду для взращивания детей. Все это не сложно осуществлять и в условиях раздельной жизни, стоит лишь найти для этого новые формы. Причем, для зрелого мужчины здесь существует естественный приоритет: мужчина сначала защищает бывшую жену как женщину, а затем – детей. Это не значит, что о детях он заботится меньше, чем об их матери. Зрелость проявляется в том, что мужчина, любя и оберегая детей, соблюдает здоровую эмоциональную иерархию – сначала проявляет заботу о бывшей жене, и только после этого – о детях.

Другими словами, если бывший муж на всех уровнях продолжает осуществлять Великую Защиту как в адрес бывшей жены, так и в адрес их детей, а жена взращивает детей как идеи бывшего мужа, и осознает, что уже только одним этим она почитает его как их творца и создателя, дальнейшая судьба всех членов распавшейся семьи приобретает шанс сложиться более гармонично. Если хотя бы один из расставшихся супругов начинает открыто следовать этим естественным законам, такая позиция позитивно влияет на жизненное пространство другого супруга, который (которая) со временем тоже начинает вторить гармоничному канону отношений. В структуре личности каждого члена такой семьи мужское и женское начала продолжают взаимодействовать во многом в соответствии с их высшим назначением — продолжается сотворение!

Жена-Мать

В мире женского архетипу Мужа-Генерала соответствует, состоит архетипический комплекс Жена-Мать, занимая с ним практически одну и ту же — центральную область личности.

Архетипический комплекс Жена-Мать образуется за счет слияния гармонично сбалансированных функций Жены и Матери. Однако, быть женой и быть матерью в западной культуре в определенном смысле означает нечто противоречивое. Жена должна направить свое внимание на мужа, мать – на детей. Не будучи достаточно реализованной как жена, женщина невольно начинает эмоционально использовать своих детей для поддержания ощущений своей значимости и ценности как женщины. Это осложняется еще и тем, что и дети склонны больше обычного привлекать различными способами внимание матери, если они эмоционально разобщены с отцом. Такое многократное усиление позиции матери препятствует реализации функций женщины как жены. Функции Жены слабо выражены у реальной женщины только в том случае, когда творящая и защищающая власть ее мужа и Внутреннего Мужчины слаба. Что касается зрелой женщины, то она, ни в чем не ущемляя своего материнского начала, является, прежде всего, женой своему мужу, а потом – матерью и ему, и детям.

Стремление к материнству дано женщине от рождения. Архетип Матери является гораздо более древним, чем архетип Жены. Поэтому в реальной жизни нам еще только предстоит достичь их гармоничного сотворчества. Фильм Криса Коламбуса «Мачеха» (США), где оставленная мужем женщина — мать двоих детей — погибает от рака, а новая жена ее бывшего мужа ищет контакты с его детьми, можно рассматривать как еще одну киноиллюстрацию антагонизма и разобщенности архетипических функций Жена-Мать. В фильме символически представлены одна женщина – как прекрасная, чуткая мать, другая – как любящая, преданная жена. Сюжет выстроен так, что очевидна закономерность: женщина-мать отвергнута как жена, женщина-жена испытывает трудности как мать.

Выходя замуж, западная женщина не знает, как быть именно женой, и как оставаться полноценной женой, когда она становится матерью. Последняя неизменно отбирает у первой приоритет. Роль гиперответственной матери, будучи более древней, а поэтому – более глубоко укорененной и широко признанной (инициированной) в обществе, сбивает жену с толку. Поскольку западная женщина чаще всего инициирована в своей родительской семье преимущественно как будущая мать, она невольно начинает выполнять, прежде всего, материнскую функцию в адрес не только детей, но и мужа. Последнему же ничего не остается, как со временем искать женщину вне семьи. Зрелую же личность характеризует гармоничное сотворчество женских и материнских энергий, когда они не только не противоречат друг другу во внутреннем мире, но, сотрудничая, напитывают и развивают друг друга.

Итак, зрелая жена – та, кто сотворит мужу, вынашивает его идеи и семя. Такое женское принятие вдохновляет мужчину активно подниматься по ступеням мужественности. Зрелая мать – та, кто заботится о детях не вслепую, подчиняясь лишь своим инстинктивным импульсам, а – взращивая детей как божественные идеи мужа. Другими словами – зрелая мать создает благоприятные условия для созревания плодов совместного творения мужского и женского начал.

Если отдельно рассматривать архетипическую функцию Матери, становится очевидным, что она не статична, а имеет свою природную динамику, проходя определенные стадии развития. Здоровое материнское начало проходит три таких стадии — это вскармливание и взращивание маленьких детей; инициирование, обучение подрастающих детей и – отпускание-благословение выросших детей.

Вскармливание и взращивание – наиболее ранний период материнства, когда маленькие дети окружены абсолютной материнской заботой и вниманием. Здесь включаются наиболее архаичные инстинктивные материнские силы. Они создают безопасную питающую среду, где есть не только все необходимое для жизни, но и безусловные принятие и любовь, питающие процесс строительства Я маленьких детей.

Инициирование, обучение – период материнства, когда доминирует более сложная материнская функция — научение подрастающих детей. Здесь архетипическая фукнция Матери в гораздо большей степени использует интеллект и духовную осознанность, привлекает свои идеалы и ценности, активно питаясь этим содержанием от мужского начала. На основе этих сил под руководством мужа-отца женщина-мать создает пространство для своевременных инициаций, обеспечивающих переход детей на все более высокие ступени личностного развития и социализации. На этом этапе материнства мать учит детей узнавать самих себя, использовать собственные способности и дарования, осознавать свое предназначение. Защищенная здоровым мужским началом зрелая мать особенно творчески проявляет себя в этот период – в это время активно привлекаются энергии Феи, которая делает обучение радостным, создает инициирующие игры и праздники. Очевидно, что инициирование — более высокий, чем вскармливание, уровень развития материнского начала.

Для выросших детей зрелая мать предстает благословляющей силой. Здесь архетипическая функция Матери достигает высоты божественного осознания. Реальная мать действует теперь преимущественно внутренне – она верит в силы и возможности своих детей, всем сердцем желает им успеха и счастья в их делах и духовном росте, непрерывно посылая им излучение любви.

Благословение помогает повзрослевшим детям пережить прерывание эмоциональных уз, связывающих их с родительской семьей. Взрослым детям необходима вера в них родителей, сорадость родителей их успехам и достижениям. Благословение – это истинная вера в детей, понимание их задач, помощь детям в осознании их собственного пути. Здесь миссия матери проявляется как ниболее духовная.

Проходя эти стадии, материнство позволяет сформироваться здоровой личности сына или дочери. Если у женщины одновременно есть дети разного возраста, то как здоровая мать она будет проявлять в адрес каждого из детей те свойства, которые точно соответствуют задачам его развития. И именно чуткость женственности помогает материнскому началу безошибочно определить, какой из своих сторон оно должно повернуться на данном этапе развития к сыну или дочери.

Итак, мы определили, что на архетипическом уровне Жена-Мать функция Жены, эволюционируя, однажды должна вступить в гармоничные отношения с функцией Матери. Интеграция функций Жены и Матери делает Мать более чуткой. Взаимодействие функций Жены и Матери происходит через постижение самого глубокого смысла их неразрывного единства: жена = женщина, которая со-творит мужчине в созидании новой жизни (главная сотворящая сила — материнство), а также – в сотворении всего нового (главная сотворящая сила — женственность).

Подлинное назначение жены просто и кратко описано в Библейском тексте: «Жена – помощница мужу, и должна повиноваться ему» (Колоссянам 3:18, Ефесянам 5:22 и др.). Брюс Уилкинсон в своих лекциях на тему «Библейский портрет супружества» обращает внимание на то, что слово повиноваться происходит от слияния двух греческих слов упо (быть ведомым) и тассо (устраивать, организовывать). Кроме того, слово «повиноваться» имеет возвратную частицу «ся». Таким образом, повиноваться буквально значит – организовать, устроить так, чтобы быть ведомым, идти за кем-то. Следовательно, не муж должен принуждать жену к подчинению, а сама жена в какой-то момент достигает понимания сути величайшей духовной иерархии мужского-женского, признает главенство воли мужа, абсолютность его ответственности, ведущую роль его инициативы и создает, организовывает свое повиновение мужчине. Это освобождает ее женственность от нагрузок излишней ответственности, создает наиболее благоприятные условия для расцвета ее женских энергий, для их совместного творчества с мужскими энергиями, для наслаждения плодами этого сотворчества. Во внутреннем космосе это соответствует той стадии развития женского, когда, будучи достаточно защищенным со стороны мужского, женское уже способно доверять ему.

Вера здесь не слепое и безвольное следование за кем или чем-либо, а высшее знание об устройстве мира. Прежде чем достичь высокого уровня божественного сознания, женское проходит предшествующую этому уровню стадию доверия. Состояние «до веры» — этап, предвосхищающий ступень, где уже присутствует вера-знание. До обретения истинной веры, истинного знания женскому предстоит обрести умение верить мужскому, постигая те связи, которыми мужское соединено с высшим божественным началом. Женскому предстоит научиться доверяться мужскому не только в смысле обретения безопасности и неуязвимости, но и в смысле эволюционном – мужское точно соответствует состоянию женского и знает, куда ему нужно двигаться в его развитии. Если реальная женщина страдает от пьющего и бьющего ее мужа, то она находится еще только на стадии осознания своего женского достоинства, и жестоко обращаясь с ней, мужчина провоцирует ее на протест и формирование внутренних мужских защитных механизмов. Когда такие механизмы уже вполне сформированы и действуют во внутреннем мире женщины, мужчина не только никогда не обидит женщину, но ему даже не придет в голову использовать нецензурные выражения, находясь рядом с ней.

Женское должно достичь полного принятия и самой фундаментальной составляющей мужского начала – его творящей воли, способной по высшему счету действовать именно в целях расцвета женского. И тогда вера как знание о духовном устройстве мира становится внутренним аспектом личности, достижением сознания.

Великий центр: Муж и Жена

Таким образом, выходя на уровень «Муж-Генерал»-«Жена-Мать», мы попадаем в некую «точку сборки» личности и достигаем в этой области сразу нескольких видов внутриличностного баланса.

    Поскольку истинный муж – этот тот герой, который уже победил Дракона зависимости от собственной матери (и родителей в целом), то есть преодолел влияние своего внутреннего гиперматеринского комплекса, его жена больше не является внешним объектом, на который он проецирует своего внутреннего Дракона. Поэтому жене больше не грозит быть «полигоном» неоконченных сражений ее мужа с его матерью. Напротив, мужчина начинает осознавать, что он единственный, кто может и должен оберегать в жене мать своих детей. Так он окончательно взрослеет и становится главным — Генералом. Освободительная миссия для зрелого Мужа всегда выполнима и осознанна. Спасенное женское не только соединяется с мужским в совместном творении, но в их отношениях наступает стадия плодов. Имея столь зрелого внутреннего (и как следствие — внешнего) покровителя, женщина только теперь может ощущать себя гармоничной матерью: ее отношения с мужчиной открыто состоялись в высшем их смысле — ради сотворения новых миров. В известной Библейской заповеди так говорится об этом: «…да оставит человек отца и мать своих, да прилепится к жене своей, и будут одна плоть» (Бытие 2:24). «Одна плоть» здесь, на наш взгляд, – и дети, и любые другие плоды сотворящего союза мужа и жены.

На уровне «точке сборки» в структурах женского происходит «выравнивание» истинно женских и материнских энергий таким образом, что никакая из них больше не ущемлена другой. В области мужского естественная природная агрессия уже полностью подчинена и верно служит задачам личности. В результате мужские энергии получают, наконец, потенциал такого уровня, что уже могут и стремятся наиболее полно включить в себя женское, объяв и пронизав его своим защищающим полем.

Мы рассмотрели, как женское на архетипической ступени Муж-Жена обретает доверие мужскому, постигая свою силу, таящуюся в содействии и помощи мужскому началу. Напомним, что женское не только призвано взращивать ростки мужских идей, попадающие в него, как семена в почву, но — и должно вовремя поддерживать и подстраховывать истощенное мужское, которое исполняет множество природных функций, растрачивая огромные силы. Женское вовремя создает целебное пространство для отдыха и восстановления мужских сил (осуществляет «вынашивание»). Мужское, таким образом, получает в лице женского бесконечный источник жизни и вдохновения.

Центр личности, где наиболее близко подходят друг к другу, совместно стоят, состоят в браке мужское и женское начала, является фундаментальной основой целостности Я, центром совместного творения мужского и женского начал во внутреннем мире. Из этого центра есть мгновенный доступ к любым структурам и уровням личности. Таким образом, из центральной архетипической области Муж-Жена возможно мгновенное управление личностью – самоуправление.

Принцип «мужское творит замыслы, а женское создает необходимую среду для их взращивания» не следует понимать так, будто женщина в великом процессе творения жизни является лишь второстепенным соавтором. Любая реальная женщина, имея во внутреннем мире и женское, и мужское начала, несет в себе этот процесс во всей его полноте, как и любой реальный мужчина.

По Друнвало Мельхиседеку («Древняя Тайна Цветка Жизни», т.1,2, изд. София, 2003), творение происходит в результате встречного вращения мужского и женского тетраэдров в тонких полевых структурах человека. Это явление получило название меркаба. Когда развитие сознания достигает этого уровня, человек обретает уникальные способности, ощущая эмоциональную полноту и радость, не имеющую земных причин. Эмоционально это состояние можно выразить словами «у меня все есть!». Оно сопровождается чувством свободы как могущества в осуществлении целей и задач.

Меркаба как элемент взаимного пронизывания мужского и женского полей содержится и в медитации, предлагаемой для ежедневной духовной практики Натальей Правдиной в ее книге «Я привлекаю любовь и счастье». В ходе этой медитации воображаемые мужчина и женщина обмениваются потоками розового цвета (цвет сердечной любви), идущими одновременно навстречу друг другу из одного сердца-цветка в другое сердце-цветок.

Навстречу друг другу направлены и многие другие функции и действия мужчины и женщины. Содержание свадебных обрядов и обряд венчания на символическом языке отражают это духовное взаимодействие мужского и женского – обмен кольцами, контрастные наряды новобрачных, приезд жениха в дом невесты накануне свадебного ритуала, традиционное кружение мужчины и женщины в танце и др. Движение навстречу является сакральным способом совместного творения для мужского и женского начал. Плодами этого сотворения становится новое – то, чего не было раньше.

Важно, что в свадебных обрядах содержится церемония «помазания» молодых на полновластное совместное царствование в королевстве семьи — это происходит в ходе таинства благословения, суть которого в наделении мужчины и женщины (как и внутренних мужского и женского начал) божественной ответственностью творения новых миров, новых уровней сознания.

Теун Марез — автор книг «Женское и мужское», «Мужское и женское» так пишет об этом во второй из них: «…Наивысшим актом в разумном сотрудничестве между мужским и женским началами является то, что мы называем произведением потомства. Это явление не ограничивается только размножением на физическом уровне, оно также включает в себя произведение потомства на эмоциональном и ментальном уровнях, так как воспроизводство на всех трех уровнях является необходимым условием эволюции осознания. С физическим воспроизводством все предельно просто – для эволюции осознания прекращение воспроизводства человечества было бы смерти подобно. Но воспроизводство на эмоциональном и ментальном уровнях также жизненно важны. Так, эмоциональное воспроизводство есть результат совместного намерения мужского и женского начал материализовать свои скрытые мечты, а ментальное воспроизводство – следствие распределения их знаний в стремлении к этим мечтам».

Центральную архетипическую область личности Муж-Жена можно назвать первым уровнем сакрального брака. Здесь мужское начало достигает полноты оберегающей и ведущей позиции по отношению к женскому, а сакральный брак проявляется как активный союз мужских и женских энергий. Этот уровень сакрального союза можно считать более земным и более личностным. На самом же высоком уровне архетипической мандалы, в точке, равноудаленной (по горизонтали) от позиций Божественного мужского (Дух) и Божественного женского (Душа) находится высший уровень сакрального брака – центр высшего, духовного Я. Возможно, это и есть центр самости, о которой говорил К.Г. Юнг.

На первом уровне сакрального брака (Муж-Жена) мужское и женское сотворят те плоды, которые мы легко можем наблюдать в реальной жизни. Это теплая душевная атмосфера в семье, здоровые дети, успешное выполнение членами семьи как личных, так и семейных замыслов. Признаком хорошо работающего первого уровня сакрального брака является наблюдающееся во всем движение именно вперед, привлекающее к личности или к целой семье доброжелательное окружение. Люди, попадающие в поле семьи, где реальные муж и жена достигли этой ступени зрелости, получают в этой среде важнейшие для них инициации и такой опыт отношений, которые помогают им решать их собственные актуальные задачи. Другими словами, отдельные люди или семьи, вышедшие на этот уровень зрелости, за счет одного только достаточного внутреннего баланса инициируют других.

Что касается второго уровня сакрального брака, возникающего в точке баланса двух самых высоких уровней – Божественного Мужского и Божественного Женского начал, — то он изобилует преимущественно духовными, вечными плодами. Их не так легко разглядеть с помощью обыденного сознания. Работая с инициациями на этих уровнях, человек ощущает спокойствие, внутреннее равновесие и свободу от каких бы то ни было тревог. Появляется опыт восприятия происходящих событий с позиции наблюдателя, эмоционально не зависимого и не включенного в сюжет, и в то же время способного точно и безупречно действовать, разрешая конфликты, изменяя к лучшему события и отношения.

Символически в центр архетипической мандалы можно «попасть» в ходе простой инициации, которая буквально сводится к путешествию по мандале. Для этого все 14 архетипических фигур должны быть разложены в соответствующем порядке на полу в виде карточек с их названиями. Находясь в ходе такой работы в центре, соответствующем первому уровню сакрального брака, многие люди ощущают, как от тела в разные стороны расходятся потоки энергии, испытывают прилив сил, желание действовать или взаимодействовать с другими архетипическими фигурами, оказывать им помощь или просто уделять внимание, иногда возникают катартические (катарсис – от лат. «выход», «освобождение») переживания – слезы, смех, а также — новые незнакомые физические ощущения. При таком виде работы с мандалой можно с успехом находить многочисленные подсказки в решении актуальных жизненных задач, если поставить себе такую цель перед началом медитации.

Люди, достигшие в своем развитии первого уровня сакрального брака легко узнаваемы по изобилию в них жизненной энергии, по доброму лукавому свету в глазах. Их отличают обаяние и оптимизм, творческий подход к любым явлениям жизни – будь то генеральные планы или повседневные мелочи. Их всегда окружают процессы созидания, перемены вокруг них – обязательное условие жизни, рождение гармоничного нового – непреложный закон их бытия.

Будучи семейными или холостыми, такие люди производят в общении с другими людьми эффект совместного продвижения вперед, продуктом их деятельности чаще всего является улучшение ситуации, неважно, внутренняя она или внешняя. Когда они входят в помещение, дела в нем могут пойти более позитивно, по-новому.

Но описываемый уровень сознания не является ни уровнем абсолютного совершенства, ни даже очень высоким уровнем зрелости. Это подтверждается тем, что перечисленные признаки духовного здоровья людей, достигших этой стадии развития, могут сочетаться у них с проблемами в различных областях жизни. Объяснением может послужить простая метафора.

Если представить внутренний мир человека в виде некой субстанции овальной формы, становится очевидным, что у нее есть полюса. При движении вверх по ступеням развития, в то время как передовой полюс личности уже достигает достаточно высоких эволюционных уровней — противоположный полюс может еще оставаться в зоне более раннего развития. Чем более «вытянут» этот невидимый духовный «огурец», тем больший контраст можно наблюдать между его полюсами. Отстающий полюс может тормозить движение передового, что рождает необходимость заботиться о его «подтягивании». Поэтому достижение централизации и целостности как некой личностной равномерности, «круглости» во внутреннем мире можно представить как результат сближения его полюсов.

Некоторые звездные актеры излучают с экранов сияние первого уровня сакрального брака. И они сами, но еще более – их персонажи, — имеют в основе своего обаяния пленительный свет, отражающий свет достаточно хорошего контакта внутренних мужского и женского феноменов. Это неизменно притягивает зрителей, так как зрители бессознательно стремятся к достижению именно этого уровня сознания, именуемого человеческим счастьем. В творчестве «звезд»-мужчин отражаются практически все «земные» мужские и женские архетипические персонажи — они легко узнаваемы в облике создаваемых ими героев. Здесь есть всё — и завораживающие бицепсы защитников, удачливых в умении добиваться своего и разведывать новое, независимо от того, положительный или отрицательный это персонаж. Архетипическое действо современного киносюжета часто направлено на защиту детей и прекрасных героинь (одновременно напоминающих молодых ведьм, амазонок и гейш), или – спасение и красавиц, и детей одновременно. Звездные актрисы и их героини очаровывают неподдельным сиянием истинно женских энергий, так как их внутреннее мужское позволяет им наслаждаться теплом и беспечностью женственности, обеспечивая ей бесперебойную защиту. Их женственность «купается в цветах». И мы как зрители бессознательно стремимся окунуться в это излучение, оно влечет нас какой-то волшебной силой, будто обещая вот-вот раскрыть нечто сокровенное, что постоянно ускользает от осознания.

В то же время «звездность» не исключает частых драматических коллизий в реальной жизни даже самых известных людей. На пути к высшим уровням сознания есть немало гармоничных вершин, однако достижение каждой из них открывает существование все новых и новых духовных пиков, требующих покорения.

Что касается отношений зрелых мужчины и женщины, в личности которых полноценно работают архетипические функции Мужа и Жены, то это уверенные в своих действиях и ценностях люди, уважающие друг друга. Волны переменчивых чувств не могут повлиять на курс их семейного корабля, их принятие друг друга представляет собой некий эмоциональный фундамент совместного бытия. Он воспринимается окружающими как незримая опора, к которой невольно хочется прислониться, чтобы перевести дух, собраться с мыслями, принять важные решения.

Достаточно полное взаимодействие мужского и женского начал – один из важнейших этапов развития личности человека. Никто не может избежать необходимости привести к гармонии взаимодействие этих двух могучих стихий, никто не свободен от стремления к их полноценному соединению. Все – от бездомного бродяги до сильных мира сего – ищут состояний внутреннего покоя, безмятежности и радости, соответствующих сакральному союзу мужского и женского в душе. Становясь однажды достаточно гармоничным, этот духовный союз служит универсальным источником внутренней гармонии, генератором человеческого счастья.

* * *

Теперь мы приглашаем вас рассмотреть небесную часть архетипической мандалы — некую духовную «крону» личности. Ее составляет плеяда женских архетипических фигур – Королева, Фея и Богиня. Небесные мужские фигуры – Король, Целитель, Священник (Дух).

Король (Царь-Отец)

Одна из вершин на пути к мужской зрелости представлена архетипической фигурой Короля или Царя-Отца. Характеризуя эту функцию, мы сочли необходимым прибегнуть к устойчивому словосочетанию царь-отец, существовавшему в русском языке испокон веков. Это сочетание слов означает великую мужскую ответственность, состоящую в ответственности не только за свою семью, но – за род и народ. По древней традиции царь — отец народа. Архетипический комплекс Царь-Отец соответствует славянскому культурному опыту больше, чем понятие Король, характерное для европейской культуры.

Обладая свойствами всех предыдущих мужских архетипических функций (Разведчика, Защитника, Кормильца, Мужа-Генерала), мужское начало неизбежно обретает царские свойства. Архетипический уровень Царя-Отца символизирует не только материальное и духовное богатство, но и достоинство семьи и рода, а также – абсолютную мужскую власть в виде абсолютной ответственности за близких. Процветание родной земли (материнский символ) и ее народа (символ потомства) – это личная ответственность Царя-Отца. Коллективное бессознательное всегда хранило представление о том, что царь — наместник Бога на земле. И Душа его («Анима» в переводе с греческого означает Душа) избрана и воплощена по наивысшему соизволению. Архетипический аспект Царя, содержа в себе царственную «небесную» Аниму, уже в значительной степени обладает божественным женским как встроенной в него структурой. Это и делает царскую волю и ответственность абсолютными.

Царь-Отец – правящая духовная инстанция. Мужское начало на этом уровне устремляется к освоению архетипических энергий Великого Отца.

Реальный зрелый мужчина, в личности которого полноценно функционирует уровень Царя, осознанно объединяет и возглавляет свой род. Это рождает потребность еще более высокого порядка – ответственность мужчины начинает подниматься на планетарный уровень: он чувствует свою причастность мировым процессам, реальную ответственность за судьбы больших групп людей. Таким образом формируется здоровое не только родовое, но и национальное, и планетарное сознание. Что касается реальной женщины, то, имея в лице своего Внутреннего Мужчины полноценного Короля (Царя-Отца), она ощущает свою значимость и ценность именно как королева. Родовые функции женщины сконцентрированы в области хранения и передачи духовных ценностей и родовых традиций, в вынашивании элементов сакральности и культурных сокровищ рода и нации.

Если рассматривать в архетипической мандале геометрическое положение позиции Царя-Отца, то видно, что, мужские энергии, восходя в область Неба, одновременно начинают пространственно удаляться от женской диагонали. Это символически указывает на рост внутренней автономии мужских и женских архетипических фигур «небесной» области. Такая автономия достигается благодаря все большему проникновению мужского и женского начал друг в друга, благодаря все большему их обладанию элементами и качествами друг друга. Это взаимное проникновение происходит не по принципу простого смешения этих стихий, а по принципу наполнения мужского и женского все более высокими содержаниями и смыслами. Фигура Царя-Отца (Короля) несет в своей структуре «небесную» Аниму в виде красоты и высокой эстетики как внешнего убранства (прекрасные одежды, торжественность церемоний, художественный интерьер покоев и пр.), так и внутреннего духовного строя.

Архетипическая структура Царь-Отец присутствует во внутреннем космосе любого человека. Если мужчина или женщина страдают, например, алкоголизмом, что сопровождается тотальным отказом от ответственности, — в этом случае инстанция Царь-Отец в структуре личности не отсутствует, а находится в крайне подавленном состоянии. В образах участников инициаций дефицит энергий в области Короля отражается в его дряхлости или глубоком нездоровье.

В одном из случаев разведенной женщине 39 лет, отец которой страдал алкоголизмом, Царь-Отец представился в сюжете инициации опоенным зельем. Другой опыт принадлежал мужчине, который никогда не видел своего родного отца: его внутренний Царь оказался каменным изваянием, а позже в ходе инициации – из каменного превратился в казненного, что является положительным изменением, так как произошло некоторое «очеловечение» правящей мужской функции. Сущность имеющейся здесь травмы можно определить как бессознательное «уничтожение» правящего мужского начала в роду участника инициации. Работа в режиме проживания инициаций неизменно приводит к позитивным изменениям внутренней фигуры Царя-Отца. Цари оживают, обретают здоровье, молодеют, восстанавливают отношения с царицами, зачастую освобождая их из плена. Заметим, что внутренний Царь в процессе позитивных изменений не создает новый брачный союз, а восстанавливает утраченный. Это лишний раз подтверждает, что архетипическая функция Царя-Отца уже имеет женское в своей структуре.

Королева

Как следует из пространственного положения в архетипической мандале, функция Королевы поднимает женские энергии в «небесную» область. «Небесные» архетипические функции, как и «земные», имеют «встроенные» в их структуру аспекты противоположного пола.

Королева всегда имеет охрану и армию как элементы защищающего мужского начала. У Королевы существует и духовный пласт мужской защиты – глубокое чувство женского достоинства. Это одно из самых восхитительных ее свойств. Понятие «достоинство», наряду с другими его значениями, подразумевает умение «достояться до чего-либо». Здесь подразумеваются мудрость, понимание духовных законов, обладание знанием, что естественным образом рождает здоровое терпение и огромную силу. Известно, что для тех, кто способен долго простоять в храме, открываются божественные откровения и высшие истины. Достояться как до глубокого контакта с «небесным» царственным Анимусом, так и до божественного откровения может лишь истинная Королева. Власть Короля проявляется для Королевы, прежде всего, в его королевской защите. Королева достойна быть защищенной не за личные качества, а по своему статусу. Так любая земная женщина достойна быть защищенной уже потому, что рождена женщиной. Проживая инициацию на тему «Королева», реальная женщина обретает бесценный эмоциональный опыт принятия мужской воли как проявления высшего уважения к себе – становится королевой. Мужчина же, инициируя, развивая свою внутреннюю Королеву, получает в лице своей Внутренней Женщины неисчерпаемый источник творящей женственности.

В области положительного полюса архетипическая область Королевы концентрирует такое количество духовных и материальных благ, что они начинают фонтанировать — возникает функция дарения. Достигая пика своей зрелости, Королева дарящая поднимается на следующую женскую ступень — превращается в Фею, для которой дарение – одно из наиболее характерных свойств. Что же касается чувства собственного достоинства Королевы, то она умеет дарить и его, то есть умеет пробудить достоинство в тех, с кем она взаимодействует. Великолепной иллюстрацией тому служит фильм Вильяма Вайлера «Римские каникулы» со знаменитой Одри Хэпберн в роли сбежавшей из королевского дворца принцессы. Сама актриса и ее героиня служат воплощением позитивного полюса архетипа Королевы: мужчины, случайно столкнувшиеся с беглянкой, независимо от своих изначальных намерений, становятся ее защитниками, и неожиданно для себя самих проявляют мужское благородство.

Не следует путать архетип Королевы с понятием социального статуса королевы в обществе. Любая реальная королева, будучи личностью, обладает всеми личностными структурами, мужскими и женскими энергиями, индивидуально сочетая и проявляя их в своем характере и поведении.

Тем не менее, в одном из своих значений архетип Королевы символизирует и социальную успешность женщины, и ее высокий социальный статус в смысле социальной реализации ее предназначения, и признание окружающих, и проявление женской силы и ее власти в социальном мире. Королева – это женщина, безусловно признаная мужским миром.

В возрасте примерно от 3-х до 12-ти лет многие девочки увлеченно рисуют бесконечное количество принцесс, бессознательно готовясь к своей женской «коронации».

К. Г. Юнг считал, что архетип Королевы составляет важнейшую часть природы женского. По Юнгу, внутренняя Королева — это статная дородная женщина, богато одетая, достойно несущая свои скипетр и державу. Когда она медленно восстает со своего трона и степенно шествует по миру, везде, где огромный шлейф ее платья касается земли, взрастают травы, расцветают цветы, возникают все формы жизни, утверждается любовь. Очевидно, что чудотворный шлейф королевского платья является элементом вышестоящей женской функции — Феи. Власть и богатство – не единственные, а только частные свойства Королевы. Вечными же составляющими этого архетипа являются богатства духовные — женское достоинство, созидательная женская сила, жизнеутверждающая природа женского творящего начала.

Королевой можно назвать реальную женщину, которая умеет осуществлять свои интересы и желания легко и естественно, не прикладывая при этом чрезмерных усилий. Секрет этого феномена в том, что включенный в архетип Королевы царственный Анимус представляет собой защищающее мужское начало, которому свойственны могущество и победоносность целой армии. Он как бы «несет на руках» оберегаемое им женское. Классическая мечта женщин о том, чтобы мужчины «носили их на руках», говорит о потребности в большой, абсолютной, то есть — королевской защите. Женщина мечтает ощущать себя королевой, и хочет, чтоб мужчина был не меньше, чем королем – могущественным и осознанным защитником, который оберегает ее и на духовном, и на житейском уровнях. Еще один знаменитый символ женской защищенности – в крылатом выражении «как за каменной стеной». Это тот же образ мощной защиты, стена королевского замка, которую не одолеть внешним напастям.

Ближе к позитивному полюсу Королева предстает не только как символ женской защищенности, но и как автономная учреждающая сила, способная самостоятельно создавать и сохранять благополучие и изобилие.

Негативный полюс архетипической области Королевы имеет большое напряжение. В области негативного полюса Королева меньше всего защищена. Недостаток мужской защиты активно компенсируют ей все те же женские агрессивные функции «земной» области — перегруженные Ведьма и Амазонка. Поэтому незащищенная Королева агрессивна. Поскольку функции Ведьмы можно считать базовыми, основными в женской архетипической лестнице, состояние внутренней Королевы, прежде всего, зависит от того, насколько благополучна именно область Ведьмы. Максимально напряженная внутренняя Ведьма порождает феномен Королевы-Ведьмы. Архетипически он является основой образа мачехи, часто действующей в сказках, посвященных теме сепарации дочери. Позитивная же сторона Ведьмы служит Королеве опорой и незаменимой помощницей.

Во внутреннем мире слабость Короля приводит к сгущению управляющего потенциала Королевы – к росту ее подавляющей, удушающей власти. В этом случае внутренний Король может оказаться в глубокой опале.

Пример.

Работая на продвинутом этапе инициационной терапии, разведенная женщина 39 лет представила себя королевой, которая держала короля закованным в дворцовом подземелье. Королеву терзали противоречивые чувства – она не знала, как поступить с королем. Казнить его она не решалась, а отпустить – не могла: при его правлении государство было на грани разорения. Наконец, придворный мудрец предложил ей обратиться к ведунье-прорицательнице из соседнего королевства, где правил брат королевы (защищающий мужской компонент, сформированный в ходе терапии — реальный брат этой женщины на тот момент более 20 лет не поддерживал с ней отношений). Вмешательство мудрой ведуньи быстро помогло разрешению конфликта.

В образе мудреца здесь представлен элемент божественного мужского начала, который выступает в своей классической миротворческой роли. Он помогает королеве в сотрудничестве-интеграции с позитивным, целительским аспектом Ведьмы (ведунья-прорицательница).

Если область внутренней Ведьмы наиболее активна в районе негативного полюса – это делает Королеву Снежной, эмоционально холодной или откровенно злой. При излишнем напряжении контролирующей, властной функции в области женского королева в инициационном сюжете жалуется на тяжелую давящую корону или — находит нелепым свое одеяние. Тяжелая корона символизирует подавление сферы чувств (чистой женственности) рациональными защитами (псевдомужскими аспектами). В сюжетах инициаций Королева, как правило, отдает распоряжение заменить тяжелую корону на более легкую и изящную, например, на диадему. Ее одежды становятся более воздушными (стремление в область Феи). К концу инициации жизнь в королевстве налаживается.

Горизонталь Король — Королева

В ходе инициационной работы с внутренней областью Королевы следует учитывать не только степень инициированности внутреннего Короля, но и качество взаимоотношений между архетипическими королевскими фигурами. Речь идет о сбалансированности их функций.

   Дефицит энергий в области Короля может сопровождаться не только излишней концентрацией власти и ответственности в области Королевы, но и нарушением контакта между Королем и Королевой. Такая ситуация затрудняет доступ к управлению ресурсами как сокровищами личности. Возникает кризис управления, который сводится к захвату власти Королевой и выражается формулой «управление ради управления». Эта защитная реакция женственности приводит к тому, что подавляющее большинство чувств вытесняется: незащищенная внутренняя Королева не только холодна (Снежная Королева), но и действует лишь в целях сохранения контроля и поддержания своего статуса, а не ради развития и процветания различных аспектов королевства (личности). Ее связи с другими подструктурами личности нарушены. В то же время известно, что чувства служат посланниками между частями личности. С помощью чувств и эмоций части личности сообщают друг другу о своих состояниях и потребностях, в том числе – о потребности во взаимодействиях друг с другом. Этот язык внутренней коммуникации превращается при холодной Королеве в эзопов язык – и она сама не в состоянии понять, что творится в ее вотчине. Блоки в области чувств нарушают естественный энергообмен в организме человека, иносказательные послания могут использовать в этих случаях язык психосоматических расстройств. Чтобы справиться со своим вечным страхом быть свергнутой, внутренняя Королева вынуждена прибегать к искусственному нагнетанию чувства собственного достоинства, к бесконечным попыткам самоподтверждения и самовосхваления, что может тяготить окружающих.

Если энергии недостает в обеих королевских фигурах одновременно, реальная женщина во многом ограничивает себя, многого не может себе позволить, не вполне осознает свои глубинные желания и цели, не допускает в свою жизнь необходимые блага, начиная от бытового комфорта, заканчивая личным счастьем. Мужчина, испытывая дефицит королевских энергий, страдает от управленческой неуверенности, сомнений и нерешительности, а также – производит впечатление «раненного короля»: его прожекты могут иметь свойства утопических, а их исполнение – отсутствовать, или быть фрагментарным.

Власть незащищенной Королевы используется в этом случае для борьбы за выживание, но уже не на физическом, а на духовном уровне. Девиз внутренней Королевы в этой борьбе: «Все — на реализацию моих замыслов! Долой чужие мнения!» Здесь слышен клич гиперактивной Амазонки. Подобная позиция приводит человека к навязчивому эгоцентризму, который сужает сознание, обедняет контакты с внешним миром. Таков результат деятельности незащищенной внутренней Королевы, а не Короля, так как правление, основанное на главенстве истинного мужского начала, – всегда разумно и конструктивно.

Таким образом, при слабом Короле управляющий полюс архетипической области Королевы перенапрягается в ущерб ее учредительным и дарящим функциям. В сюжетах инициаций это проявлялось, например, в желании Королевы крепко-накрепко закрыть ворота королевства, никого не впускать и не выпускать. В других внутренних сказках Королева представлялась участникам инициаций живущей вдали от людей, в лесной чаще, избегала контактов, была невидимой. Такое «сползание» Королевы на уровень Ведьмы говорит о необходимости дополнительной инициационной работы с «земными» мужскими и женскими архетипическими функциями, поскольку они являются базовыми, основополагающими для полноценной работы «небесных» уровней.

Если при достаточном инициировании «земных» мужских и женских архетипических функций внутренняя Королева все же недостаточно гармонична, уместно использовать темы исцеления. Например, «Исцеление короля» или «Исцеление королевы», как и темы исцеления других архетипических структур, показали себя в инициационной терапии как очень эффективные тактические меры.

К концу сюжетов «королевских» инициаций ситуация неизменно налаживается не только в сторону исцеления и восстановления потенциала королевских фигур, но и в смысле установления более зрелых отношений в «августейшей» паре.

Итак, мы определили, что горизонтальный уровень Король-Королева является уровнем управления. Он создает в «небесной кроне» личности пласт социальной и духовной компетентности. Будучи развитым и хорошо функционирующим, внутренний королевский потенциал обеспечивает человеку такую степень уверенности и дарящую силу, которые не только насыщают собой его личностное пространство, но и умело управляют целыми областями жизни. Достигая такого уровня зрелости, человек опирается на опыт созидания, становится не следствием, а причиной происходящих событий, своих чувств и поступков. Его высокая ответственность позволяет вовремя устранять возникающие внутренние и внешние дефициты, несет такие свойства как высокую концентрацию на решении масштабных задач, большую уверенность и мощный жизненный потенциал. На этом уровне духовного развития человек больше не является жертвой, не склонен жаловаться, подробно перечисляя детали своих или чужих проблем, он больше не тяготеет к негативной информации. Главный эффект хорошо действующей горизонтали Король-Королева – гармоничное и своевременное управление внутренними и внешними процессами.

Личностная автономия достигает на этом уровне зрелости такой высоты, что мужчина уже никогда не предъявит претензий или счета женщине, а женщина уже в полной мере уважает мужчину и никогда не скатится до осуждения или сплетен. Главный закон, который принимает человек на королевском уровне зрелости: «Я – могу!». Чем больше энергии у внутренних Короля и Королевы, тем заметнее продуктивность личности, тем выше бьет фонтан ее результатов в любом виде деятельности.

Важно отметить, что правление Короля отличается от правления Королевы не только гораздо большим масштабом принимаемых решений, но и — многообразием здоровых активных связей между частями личности (королевства) в ходе исполнения этих решений.

Формирование гармоничной внутренней царственной четы — естественный этап личностного роста. Инициируя созревание своих королевских фигур и здоровых отношений между ними, человек становится стабильно успешным. Когда под сенью оберегающей власти Короля расцветает и предстает во всем своем блеске внутренняя Королева, мы начинаем не проживать, а праздновать жизнь. Нам становится легко дарить что-либо и преображать мир вокруг себя.

В реальной жизни зрелые внутренние Король и Королева являются чертами личности мужчины и женщины, которые уже имеют достаточно высокую степень здоровой эмоциональной автономии как друг от друга, так и от окружающих их людей. Такая чета может иметь любой возраст, но в родовых ветвях члены других семей невольно ориентируются на эту пару, их мнение и образ жизни. Мужчина и женщина в таком союзе «ведут» и оберегают родовые процессы, уважают детей друг друга от других союзов. Зрелые внутренние Король и Королева вдохновляют мужчину или женщину собирать представителей рода вместе, объединять их в совместной деятельности, совместном творении, учреждать и оберегать новые родовые традиции.

Целитель

Пятая ступень мужской зрелости — Целитель — несет осознание ответственности за физическое и духовное благополучие женщины и детей. Целителю свойственны особая концентрация внимания, он знает законы мироустройства и гармонии, умеет управлять различными духовными процессами, исправляя то, что требуется. Известными целителями, достигшими высокого уровня в своем искусстве, издавна были мужчины. В современных семьях, где отцы принимали участие в родах и поэтому имеют особый эмоциональный контакт с детьми, дети в преддверии приближающейся болезни в первую очередь льнут к отцам. Маленький ребенок инстинктивно чувствует, что энергии отца еще более объемны и целебны, чем безусловно целебные энергии матери.

Целитель имеет включенные в его архетипическую структуру силы волшебной Анимы (Феи). Их неуловимое присутствие всегда ощущается в его душевности, немеркнущем вдохновении, в творческой одержимости, неиссякаемом желании совершенствовать различные области жизни. Человек любого пола, имея в своем архетипическом космосе развитого Целителя, стремится рассматривать проблемы не в стиле смакования негативных подробностей, а с точки зрения возможных вариантов их решения. Дух Целителя проявляется в стабильном позитивном настрое человека, в его общей ориентации на конструктивные преобразования.

По этимологии самого слова целитель является тем, кто воссоздает целостность, делает нечто целым. Для достижения целостности необходимо глубокое знание всех элементов, составляющих целое, а также — законов взаимодействия частей целого. Поэтому Целитель, умея получать и передавать такие знания, несет в себе потенциал Духовного Учителя. Только обладая богатым опытом применения духовных знаний на благо человека можно обрести статус духовного учителя. Архетипические функции Духовного Учителя и Целителя включены в более объемный архетипический образ Волшебника, который имеет позитивный и негативный полюса. Добрый Волшебник – символ исцеляющих, воскрешающих свойств мужской духовной силы, Злой Волшебник (Колдун) – разрушающая мужская магическая сила. Последний может использовать накопленные Целителем знания в разрушительных целях.

Обладая способностью исправлять то, что нарушено, внутренний Целитель предстает наставником и советником. Он выступает не только как творец и практик, но и как хранитель духовных ценностей. Целитель не только применяет, но и распространяет знания, а также — создает новые области знания, исследуя свойства физической и духовной жизни. Это высоко развитый мужской защищающий элемент высшей природы. Мужская зрелость достигает на уровне Целителя высокой точки развития сознания, исполняющего божественную волю. Это значит, что замыслы Духа наиболее точно воспринимаются и реализуются именно Целителем. По сравнению с предстоящими ему архетипическими структурами, Целитель наиболее тонко чувствует направление, ведущее к гармоничному развитию, помогая этому развитию осуществляться.

Используя архетипический анализ, человек обретает все больше здоровой автономии, ответственности и мудрости, все выше поднимается по ступеням зрелости. Само явление психотерапии — как инициационной, так и любых других ее направлений — представляет собой мужской исцеляющий феномен. Известно, что искусство психотерапии больше всего связано с функциями архетипической области Целителя.

Фея

    Фея уже не имеет негативного полюса, ее этика божественна, она помогает, одаривает, исцеляет, используя свое волшебство. Негативной может стать лишь излишняя эксплуатация внутренней Феи, когда женское отдает себя на заклание своей спасательской миссии и не успевает восстанавливать силы, перерасходуя запасы драгоценной жизненной энергии. Если Фея не бережет себя, можно не сомневаться, что область Целителя недостаточно хорошо функционирует.

Происхождение волшебной силы Феи очевидно: ее верная спутница волшебная палочка символизирует «встроенный» Анимус — мужское начало, творящее и преобразующее мир. Поэтому в сказках Фея не имеет супруга – мужское в образе волшебной палочки является структурным элементом функции Феи. Умение летать, прозрачность и воздушность Феи указывают на принадлежность ее функций непроявленному, духовному миру, а также — на явление созревшего и уже начинающего свое растворение Я, устремленного к «небесной» автономии и кажущейся бесполости ангелов.

Обслуживая цели личности, функция Фея делает процесс их достижения увлекательным и творческим. При хорошо работающей внутренней Фее путь к намеченным вершинам богат удачами и добрыми сюрпризами. Фея не только сотворит своему партнеру — внутреннему Целителю (Доброму Волшебнику), но и поддерживает его. Фея символизирует высокий уровень сознания, которое создает атмосферу радости. Имея в структуре своей личности активно работающую Фею, человек любого пола становится организатором праздников от семейных и дружеских до масштабных общественных, любит дарить подарки, воодушевлять окружающих. Фея – предвестница свадеб, она является указывающей силой, подготавливающей союз мужского и женского начал. Но для окончательного установления этого союза необходимо еще и благословение «небесных» мужских архетипических персонажей.

Горизонталь Целитель-Фея

Архетипический уровень Целитель-Фея предвосхищает полноту мужской и женской зрелости, достигаемую на следующем – самом высоком архетипическом уровне личности, где Божественное Мужское и Божественное Женское преобразуют земное сознание в космическое.

Сами по себе Целитель и Фея не только являются спасающими и восстанавливающими архетипическими функциями, но и способны создавать новое, в том числе — новые уровни сознания.

В преддверии достижения более высокой осознанности неизбежны процессы полной перестройки как на духовном, так и на физическом уровнях. Такая перестройка происходит в результате совершения таинств исцеления, посвящения и благословения, символика которых наиболее часто встречается при инициационной работе на уровне Целитель-Фея. Эти явления происходят как во внешнем, так и во внутреннем мире. Разумеется исцеление, посвящение и благословение осуществляются не только в результате осознанных духовных усилий человека, но и спонтанно, когда инициирующие события предлагает сама жизнь.

Исцеление адресовано нарушенным областям жизни. По мере того, как в инициационой терапии идет работа на уровне Целитель-Фея, у участников инициаций восстанавливаются поврежденные отношения как между различными структурами самой личности, так и с другими людьми. Возвращается физическое здоровье, уровень активности повышается у людей любого возраста, гармонично изменяется внешность человека. Известно, что, исцеляясь сами, мы способствуем исцелению других — для исцеления нередко бывает достаточно одного только присутствия рядом человека с умелым внутренним Целителем. Развитие внутренней духовной целительской функции – это результат роста и расширения сознания человека.

Любое сознание имеет определенную скорость. Свойство расширенного сознания, имеющего достаточно высокие скорости, — быстро и эффективно решать актуальные задачи, создавать новое. Символом этому служит волшебная палочка феи – ее результаты не заставляют себя долго ждать. Обыденное же сознание имеет более низкие скоростные свойства, поэтому не все духовные и целительские задачи легко решаются в режиме обычной линейной логики. Например, в качестве причины нездоровья или незадавшихся взаимоотношений человек нередко видит случайные события или чье-либо поведение: кажется, что простуда наступила в результате воздействия холодного воздуха, а ссора – из-за чьей-либо грубости или глупости. Но этот спектр «причин» — лишь видимый срез, делаемый обыденным сознанием. Расширенное же сознание функционирует в более высоком слое мира – оно определяет глубинные, духовные истоки событий. Понимание причинно-следственных связей на уровне Целитель-Фея вводит человеческое сознание в область постижения духовных причин происходящего.

Одним из примеров расширенного сознания может служить способность человека оперировать на уровне символического сознания – это возможно лишь при условии, что Я может действовать в области архетипического слоя коллективного бессознательного. Выходить на этот уровень помогают достаточно сформированные границы Я, его достаточное наполнение любовью и личной силой.

В этом смысле в функции Целителя входит всемерное совершенствование сознания. Фея вносит в этот эволюционный процесс незримую радость. Задачи исцеления, которые решаются на уровне Целитель-Фея, могут иметь самый широкий спектр – от преодоления физических недугов до обретения духовной свободы, которая является ничем иным как свойством расширенного сознания.

Мужчина и женщина с активными внутренними функциями Целителя и Феи внимательны и корректны, имеют большую личную созидательную силу. Может показаться, что они исправляют мир порой одним лишь своим присутствием. Их деятельность часто заключается в различных формах помощи людям.

Как уже отмечалось, в инициационной терапии существует эффективная практика использования исцеляющих тем. Для проведения такой работы достаточно в начале инициации задать участнику словесную формулу, в которой перед названием архетипического персонажа стоит слово «исцеление»: например, «Исцеление Кормильца», «Исцеление Королевы» или «Исцеление Героя». В сюжетах подобных инициаций на продвинутых этапах терапии нередко спонтанно появляется и успешно работает целая команда исцеляющих персонажей. Их целительская активность отличается слаженностью действий и высокой продуктивностью. Например, во внутренней сказке, возникшей в инициации женщины 50-ти лет, для спасения раненного героя прибыли супружеская чета говорящих орлов, лесная нимфа, лесные звери, болотная кикимора, и, наконец, сама невеста героя. В других работах на тему исцеления в образах участников инициаций появляются не только целитель, но и фея, богиня, ведьма, священник и другие архетипические фигуры.

Важными аспектами внутренних целебных сил служат живая и мертвая вода. Образ целебных вод часто возникает в сюжетах инициаций — это волшебные водопады, озера, источники, разнообразные отвары и настои из целебных трав. Исцеляющие персонажи, кроме того, используют сгустки и потоки энергий разного цвета.

Посвящение также спонтанно появляется в образах участников инициаций при работе с архетипической ступенью Целитель-Фея. Посвящение — это таинство обретения нового духовного статуса, чаще всего — статуса нового восприятия мира, причастности к сакральному знанию, к более высоким ступеням сознания. В сюжетах таких инициаций, например, шаман или духовный учитель может сначала совершать обряд исцеления над неподвижным телом героя, а затем — вручить ему священный кристалл, обладающий могуществом и тайной силой. После этого герой не только выздоравливает, но и обретает гораздо большие возможности.

В результате переживания посвящений у людей появляется потребность более глубокого познания законов мироустройства, для них становятся более очевидными связи между событиями и явлениями жизни, скрытые ранее; открывается новое понимание уже известных духовных законов; возникает ощущение управления потоком жизни. Не удивительно, что вследствие этого исчезает необходимость в коллективных мифах в духе «такова жизнь» или «жизнь заставила». Они опровергаются ежедневной практикой. У человека возникает творческий настрой, суть которого – осознание ответственности за свою судьбу. Смелый подход к проблемным ситуациям в виде центрирования ответственности в области собственного Я: «что именно я могу сделать, чтобы исправить положение?» — становится повседневным опытом. Такой уровень зрелости приводит человека к пониманию необходимости постоянно влиять на собственный внутренний мир, оптимизируя эволюционные процессы. Это становится естественной функцией сознания. Другими словами, будучи посвященным, человек становится капитаном на корабле событий, чувствует избыток внутренних сил, что исключает пассивную позицию. Получая такого рода опыт, участник инициации невольно распространяет вокруг себя инициирующую среду, своей активностью создает условия для роста творческой ответственности у окружающих его людей.

Что касается мужчин и женщин, то, будучи посвященными, они глубже осознают свои мужскую и женскую роли в вопросах исправления чего-либо. Мужчина спокоен в сложных ситуациях, точно знает, как сделать их более гармоничными и действует в этом направлении, сокращая путь, бережно обращаясь с запасами внутренних и внешних сил. Женщина в ситуациях исцеления ясно видит области, которые требуют от нее насыщения, наполнения целебным женским излучением.

Благословение – высокое духовное стремление привести мир к благоденствию. Это стремление является, прежде всего, активным внутренним действием, которое внешне может выражаться в ритуалах. Благословение — это не только непрерывное стремление к гармонии, но и понимание неизбежности достижения высших уровней развития и высших состояний сознания, основанная на глубоком знании духовных законов мироздания. Архетип Целителя, достигая своей зрелости, помогает мужским и женским структурам Сверх-Я (в сказках это добрые матери и отцы, короли и королевы) включить в сферу своей ответственности благословляющую функцию. Это выводит Сверх-Я на более высокий уровень духовной зрелости. Фея также благословляет окружающий ее мир, распространяя в нем высокие духовные ценности.

Благословение – важнейшая задача старшего поколения, которую интуитивно ощущают многие пожилые люди. В российском социальном пространстве среди пожилых женщин существует бытовая традиция проводить время, собираясь на лавочках около домов, и обсуждать жизнь молодого поколения. Чаще всего эти разговоры представляют собой скорее антиблагословение, так как содержат критику и осуждение младших. Известно, что такая «традиция» не исчезает даже в русских эмигрантских поселениях в США. В то же время, важно осознать всю силу влияния этих «ведьминских коллоквиумов» на судьбы молодых людей.

Если старшие поколения смогут в полной мере принять свою духовную ответственность за благополучие молодых родовых ветвей, последние станут гораздо более счастливыми. Анализ жизни младших поколений должен быть основан на принципе преемственности. Образ жизни молодых является результатом влияния старших поколений. В проблемах молодых легко увидеть присутствие нерешенных задач старших. Другими словами, если умудренные жизненным опытом старшие, достигая любой отметки на шкале преклонного возраста, будут внутренне продолжать нести свою часть ответственности за младших, последним достанется меньше трудностей и препятствий на их эволюционном пути.

Искренне желая молодым быть более успешными и победоносными, чем были они сами, старшие достигают высших ступеней духовной зрелости, где правят могучие архетипические силы. Функции высших архетипических персонажей – Целителя и Феи, Богини и Священника — всегда благословляющие. Они включают в себя веру в лучшую жизнь как знание об ее устройстве, а главное — обладают силами, эту жизнь утверждающими.

Разница в женском и мужском благословении ясно представлена в сказках. Мужское благословение является базовым, иерархически предстоит женскому, поэтому и осуществляется в первую очередь. Достаточно вспомнить известные всем с раннего детства сказки «Курочка Ряба» и «Репка». В первой — именно дед (мудрая, осознающая часть отца) первым пытается разбить-познать золотое яйцо – душу нового члена рода, а во второй – именно дед посадил и первым тянет «репку», так как именно мужчина и мужское начало возглавляют иерархию ответственных за рождение ребенка в семье. Такое распределение духовной ответственности не только естественно, но и единственно возможно. Если реальный мужчина затрудняется осознавать свою первичную ответственность в процессе благословения потомков, то эту функцию с успехом может осуществлять внутреннее мужское начало женщины.

Что же касается функции старших поколений благословлять младшие, то такое распределение духовной ответственности могло бы заменить деятельность целой армии психотерапевтов и психологов. В качестве благословляющего образца высокий уровень зрелости старшего поколения являют многие представители духовенства. Но и вне его, в светской среде духовный потенциал старших неизбежно стремится в сторону истинной благословляющей функции – непреходящего пожелания счастья представителям младших родовых ветвей. Порой это преображение случается за несколько мгновений до кончины представителя старшего поколения.

Однако благословение – это не только внутреннее пожелание счастья другим, но и увлекательное, глубоко творческое по своей природе распространение знаний о путях к счастью. Такова активная часть благословляющей функции – не только благословлять, но и распространять духовные знания и умения.

Итак, Целитель и Фея выполняют, прежде всего, духовные задачи. В то же время и самые земные проблемы, связанные с восстановлением и укреплением физического здоровья, с кардинальным улучшением образа жизни – прямо связаны с функциональной активностью этой архетипической горизонтали. Работа внутренних Целителя и Феи повышает ценностную ориентацию личности, помогает изменить приоритеты, сделать более созидательными нижележащие архетипические структуры личности, гармонизировать их взаимодействие. Целитель и Фея — инициаторы многих внутриличностных трансформаций, происходящих на предыдущих уровнях.

Поскольку Целитель и Фея выполняют функции духовного водительства, это приводит их к необходимости работать с большой отдачей. Одновременно им постоянно требуется приток новых энергий и информации. Поэтому, активизируя архетипические функции на уровне Целитель-Фея, человек особенно интенсивно начинает осваивать различные медитативные практики, обретает навыки самовосстановления, обновления сил путем духовных действий.

Фея и Целитель, образуя исцеляющий, восстанавливающий и воссоздающий уровень личности, нуждаются в благополучии друг друга. Способность человека к исправлению нарушенных аспектов жизни зависят не только от того, в каком состоянии находятся эти два внутренних волшебника, но и от здорового контакта между ними, то есть от того, насколько они сотворят друг другу. Дефицит в области одной из исцеляющих внутренних фигур легко восстанавливается за счет привлечения энергий другой, а также – за счет «наполнения» в ходе инициаций нижних архетипических уровней.

Из сюжетов внутренних сказок женщин видно, что нередко Фея беспощадно эксплуатируется в личности западной женщины. Фея может страдать от собственной сверхдарящей активности, которая истощает ее силы. Поэтому на первый взгляд может показаться, что начальное знакомство с Феей в сюжете инициации ресурсно не всегда. Перегруженная Фея представляется слишком прозрачной и/или выказывает желание отдохнуть, а только затем — приступать к своим волшебным обязанностям. Это свидетельствует об истощении внутренней Феи, причиной которого могут быть многочисленные страхи и чувство вины. Именно из-за них Фея излишне обеспечивает окружающих. Как мы выяснили, еще одна причина перегруженности Феи – дефицит сил в области Целителя. В инициациях в самом начале работы на уровне Целитель-Фея на помощь уставшей Фее приходят маленькие волшебники — гномы, старички-лесовички и другие. Это посланцы высших защищающих мужских сил, символизирующие встроенный божественный Анимус Феи. Они неизменно помогают ей восстановить утраченную энергию. Малые размеры этих помощников могут указывать и на феномен возрастного регресса — возврат женственности в детское состояние, когда она была травмирована. Стратегия бессознательного здесь, возможно, в том, что для детского Я целесообразно установление контакта с защитными мужскими аспектами малого размера, так как они выглядят наиболее безопасными. Малые защитники не испугают и истощенное женское: они имеют абсолютную дающую природу, вызывают расположение и доверие.

Если в восстановлении сил нуждается Целитель, во внутренних сказках участников инициаций он предстает в облике болезненного, дряхлого старца. Вернуть здоровье и молодость ему чаще всего помогает прекрасная юная героиня (прообраз Феи). Она укутывает его пледом, поит горячим молоком. Такая забота делает Целителя энергичнее, моложе, он избавляется от недугов, испытывает прилив вдохновения, приступает к поиску новых целебных средств.

Потенциал Целителя отличается от исцеляющих функций Феи. Судя по сюжетам инициаций, Целитель использует не прямое дарение, как это делает волшебная палочка Феи, а помогает страждущим героям осознать причины своего недуга или проблем. Он подключает к процессам исцеления рациональное понимание — Логос. Функция Целителя заключается в использовании знаний, накопленных на предыдущих ступенях развития мужской зрелости.

Фея же чаще всего помогает с помощью дарения. В критические моменты она дарит героям то, чего им не хватает. В этом проявляется ее волшебная женская сущность – направлять потоки любви, осуществлять мечты, радовать, приятно удивлять, избавлять и по-матерински баловать, удовлетворяя потребности духовного роста, земные и духовные нужды. С помощью этих «волшебных даров» Фея помогает структурам Я наполняться любовью, накапливать опыт позитивных чувств. Фея учит различные части личности взаимодействовать, совместно творить, больше узнавать друг друга, что способствует интеграции структур Я.

Если Фея и Целитель представляют собой зрелые архетипические функции — они работают как неисчерпаемые и автономные поставщики ресурсов. Включенность творящего Анимуса в архетипическую структуру Феи, как и включенность волшебной Анимы в структуру Целителя обеспечивают этим функциям универсальные духовные свойства. Они действуют во внутреннем мире как два солнца, питая личность и реализуя ее эволюционные потребности. Участники инициаций нередко обнаруживают на фоне «обесточенных» фигур предыдущих архетипических уровней вполне активные и благополучные персонажи Целителя и Феи. Две эти проекции некой универсальной божественной матрицы на личность, будучи хранителями ее духовности, приближенны к земному бытию как божественные образцы мужского и женского. Они служат эталонами божественной нормы мужественности и женственности, генераторами и поставщиками духовной силы. Следовательно, при желании можно обращаться к образам Целителя и Феи даже в самом начале терапии — это способствует увеличению запасов активных ресурсов личности, необходимых для ее здоровых трансформаций.

В реальной жизни зрелые Целитель и Фея как внутренние функции проявляются у мужчины или женщины в способности помогать людям легко и незаметно.

Божественное мужское (Священник, Великий учитель, Дух)

К. Г. Юнг указывал на архетип Уробороса, символизирующий Яйцо Творения. Он представляет собой змею, кусающую себя за хвост. Уроборос отражает вечное вращение циклов жизни и смерти. Спускаясь в мир и проявляясь в нем, Божественное Яйцо как изначальная целостность распадается на два фундаментальных начала — Великое Мужское и Великое Женское. В Великом Мужском, в свою очередь, выделяется архетип Великого Отца, а в Великом Женском – архетип Великой Матери.

Таким образом, Великое Мужское начало является частью божественного сознания — Божественным мужским началом.

Работая в инициационной терапии на седьмом мужском архетипическом уровне, мы поначалу опирались на находки Брюса Уилкинсона и использовали только понятие Священник. Однако в ходе практики появилось много просьб участников инициаций изменить или дополнить это название. «Я чувствую, что здесь – нечто большее, чем Священник», — так выразила одна из участниц инициаций общее впечатление. Универсальным названием, обозначающим седьмую мужскую ступень, стало «Божественное мужское. Дух». С этих пор в инициационной терапии для работы на седьмой мужской ступени успешно используются как самые высшие архетипические образы, так и персонифицированные образы Священника и Духовного Учителя, Великого Учителя. Это предоставляет участникам инициаций возможность выбирать наиболее адекватные их запросам архетипические варианты.

Природа «небесных» мужских архетипических функций наиболее явно вводит сознание в область Духа. «Небесные» мужские ступени зрелости — это высокие духовные ступени, приближающие обыденное сознание к божественному. Если на пятой ступени Король или Царь-Отец выступают символами великой ответственности и великой заботы, а на шестой — Целитель олицетворяет силы возрождения, то седьмой мужской архетипический уровень представляет собой высший аспект мужской зрелости, указывающий на божественную инстанцию – область Духа. Не зря царские особы всех времен и народов преклоняют головы и колена перед представителями высшего духовенства.

Поскольку образ Священника используется при инициационной работе на седьмой мужской ступени наиболее часто, приведем, прежде всего, именно его характеристики. Разумеется, не следует соотносить название этого архетипического персонажа с каким-либо конкретным религиозным содержанием.

В сюжетах инициаций Священник часто представляется участникам в момент решения вопроса взаимоотношений со своей возлюбленной. Он ищет пути устранения препятствий между ними. Например, женщина 40 лет, представила себя священником, который, выбирая между духовным саном и возлюбленной, находит путь, на котором любовь к женщине и любовь к Богу оказываются вне противоречий. В других сюжетах Священник предстает благословляющим влюбленную пару, сбежавшую от строгих и непримиримых родителей. Реже – Священник благословляет участника инициации, который видит себя ребенком, что говорит о наличии травм в области детского слоя Я.

Как внутренняя функция Священник помогает мужской части Я не только обрести опыт в установлении гармоничного контакта между мужским и женским началами, но и отвечает за духовное развитие личности в целом, и – за развитие ее детского и женского начал, в частности.

Зрелый внутренний Священник обладает умением заглянуть в глубину души близких, постичь их сокровенные помыслы, помочь обрести душевное равновесие, когда это необходимо. Умение точно понимать состояние других необычайно важно для счастливого семейного бытия. Священник – душевед, он поддерживает в сложные моменты, примиряет противоречивые душевные процессы за счет выведения сознания на более высокие, бесконфликтные уровни. Поскольку любая система может бесконечно развиваться лишь благодаря развитию ее элементов, закон успешного управления семейной системой (паствой) заключается в поддержке созидательных интересов отдельных членов семьи или родовой ветви. Без активно действующего Священника во внутреннем мире происходит отсекание травмированных областей от осознающего аспекта Я. Вытесненные в бессознательное аффективные переживания могут в любое время «устроить бунт», нарушив планы сознательной части Я.

Внутренний Священник помогает не только осознавать, но и проживать чувства в полной мере. Он учит не бояться сильных чувств, принимать себя и других, благословляет на принятие созидательных решений. Хорошо работающий Священник является источником уверенности и спокойствия, позволяет человеку любого пола чувствовать себя самим собой.

Инфантильность, неинициированность функции Священника приводит к нарушению контактов с людьми. Одним из примеров служит сюжет инициации, которую прошла женщина, имевшая жалобы на многолетнее непонимание со стороны мужа и детей. Ее внутренний Священник представился ей пятилетним мальчиком, который на детском карнавале был одет в черный костюм священника. Женщина почувствовала растерянность при виде мальчика в сутане и — острое желание помочь ему вырасти.

Нетрудно заметить, как умение понимать и принимать реальность других подготавливается на предыдущих стадиях созревания мужского начала. Зрелый Разведчик отправляется во внешний мир не только ради себя, но уже и ради известных ему, заранее выявленных им интересов реальной (и Внутренней) женщины, ради интересов их детей. Значит, он умеет заглянуть в глаза и души тех, за кого несет ответственность, рискует собой. Зрелый Защитник защищает не только и не столько себя, сколько других. Полноценного Кормильца можно с полным правом назвать внутренним менеджером – он обладает высокой компетентностью, хорошо осведомлен о нуждах своих подопечных, знает все об их вкусах, желаниях и предпочтениях, поэтому способен обеспечить им необходимые комфорт и уют. Генерал, как главный, берет на себя еще более полную ответственность за близких, он принимает решения, от которых зависят судьбы дорогих ему людей. Король (Царь-Отец) возглавляет не только семью, но и род, народ. Целитель хранит и восстанавливает созданное до него, указывает возможные пути развития, направления вперед и вверх. Соединяясь в архетипической функции Священника, все эти умения предыдущих мужских уровней подготавливают его зрелость, силу и глубину.

Божественное мужское содержит в себе божественную Аниму. Если говорить о божественном мужском в архетипической ипостаси Священника, то влияние божественной Анимы незримо проявляется в том, что Священник чуток и внимателен, но ненавязчив, ему чужда поглощающая опека. Эта чуткость и мягкость, способность к принятию и состраданию являются свойствами божественного женского. Они дают архетипической функции Священника доступ к наиболее глубоким слоям человеческой души. Так высшее женское начало служит мужскому. Наш внутренний Священник, как проявление осознанности Духа, как точка осознания нашего Божественного Я, дает личности силу покоя как силу высшего знания и сознания.

Божественное мужское также служит Божественной женственности. Р. Джонсон в своей книге «ОН. Глубинные аспекты мужской психологии» пишет, что Гете к концу своей жизни осознал, в чем заключается истинное назначение мужчины – в служении женщине, и тогда женщина будет служить ему. Служение своей глубинной женственности как естественное следование своей душе – путь к истинной гармонии для мужского начала.

На уровне Священника созидательная мужская сила восходит к своему абсолютному пику – постижению Души и Духа. Если реальный мужчина имеет зрелого внутреннего Священника, то он хорошо осведомлен о тайных движениях души своей женщины. В этом случае она вполне может чувствовать себя богиней. Дети у таких родителей отличаются высоким творческим потенциалом и чуткостью.

Становится более понятным, почему жене в Библии отписаны только две функции — помогать мужу и подчиняться ему. Для женщины помогать и подчиняться своему Разведчику и Защитнику, Кормильцу и Генералу, Королю, Целителю и Священнику означает не что иное как жизнь в благоденствии, то есть – в земном Раю.

В архетипической области Священника есть и отрицательный полюс. Несмотря на то, что Священник – проводник высшей воли и высоких состояний сознания, в области негативного полюса эта функция, сгущаясь, приобретает такие человеческие слабости как создание монополии на пути и способы духовного развития. На негативном полюсе Священник склонен диктовать, каким именно путем следует развиваться, и этот диктат может приводить к обесцениванию других путей развития и даже – к запретам на них. Так действуют идеологические механизмы многих тоталитарных режимов и сект. Элементы подобных запретов можно найти в любой религиозной доктрине. Запреты в духовной области объясняются ограниченностью обыденного человеческого сознания, имеющего линейную природу. Их менторская жесткость полезна в тех случаях, когда человек нуждается в рамках и строгих правилах либо в самом начале духовного восхождения, либо – когда он ставит для себя необычайно высокие духовные задачи. Лишения и ограничения могут служить при этом необходимым рычагом для взлетов. На наиболее продвинутых этапах своей эволюции человек начинает ценить свободу выбора духовных путей.

Функция Священника так же, как и функция Целителя, включена в более масштабный архетип Великого Учителя. Инициации на тему «Великий Учитель» и «Духовный Учитель» особенно ресурсны и часто содержат сюжеты, в которых рано или поздно устанавливаются отношения благоденствия как в мужско-женских союзах, так и в масштабах целых государств.

В любых инициациях на тему «Божественного мужского» участники могут испытывать трансцендентные переживания – им представляются световые потоки, столбы света, разноцветные сферы и т.п. Присутствие таких феноменов в ходе инициационного сюжета обладает огромной позитивной трансформирующей силой.

Божественное женское (Душа, Богиня)

Для работы на седьмой женской архетипической ступени используется персонифицированный образ Богини. С одной стороны, погружение божественного сознания в слои проявленного мира проходит через стадию «раскола» Яйца Творения на Божественное мужское и Божественное женское начала. С другой стороны, эволюционируя, женское Я поднимается от земли вверх и достигает высших уровней своего развития — осознания могущества Божественной женской силы. В сюжетах инициаций на тему «Богиня» эти два процесса встречаются и отражаются в эпизодах, когда богиня, спускаясь на землю и получая опыт земного бытия, в то же время не теряет своих божественных сил и высшей осознанности. Она привносит в земную жизнь волшебство исполнения замыслов, легкость решения задач, свет и радость созидательной любви. Трудно переоценить богатство ресурсов, содержащихся в сюжетах на эту тему. Все без исключения реальные женщины — участницы инициаций на тему «Богиня»,- представляя себя Богиней, сначала наслаждались высокой степенью могущества, полнотой энергий и возможностей в высшем мире, а затем неизменно изъявляли желание спуститься с небес и жить земной жизнью, став женой обыкновенного мужчины. При этом все они непременно хотели сохранить силы и возможности небожительницы.

Работая с архетипической темой «Богиня» можно наблюдать, как раскрывается высшее предназначение женских энергий – их вечное космическое служение Божественному мужскому началу. Представляясь земной женой, Богиня помогает супругу осознать и преодолеть возникающие трудности с неземными скоростью и продуктивностью.

Такие отношения воспеваются поэтами, любимцами муз – контакт с божественными женскими силами дарит им вдохновение и высшие озарения. Это возможно и благодаря тому, что Богиня как проявленный образ Души находится под вечным покровительством Божественного мужского начала — Духа.

Вечный Дух, включенный в архетипическую природу образа Богини, дает ей высшую степень защищенности и тем самым делает ее автономию безусловной. Поэтому Богиня бессмертна, неуязвима и всегда молода. Богиня управляет силами природы и космоса, и решает задачи посредством осознанного внутреннего действия – мысли и чувства. Ее Анимус — Божественный Логос. Он представляет собой высшую мужскую волю, обеспечивает Богине необходимые силы и средства для осуществления ее замыслов.

Плоды союза высших мужского и женского начал – это божественная любовь, служение, миссионерство, меценатство, героизм, озарения – те моменты взлетов человеческого духа, которые движут цивилизации, остаются в коллективном сознании в виде нетленных знаний.

Функции Богини отличаются от функций Феи тем, что последняя осуществляет конкретную адресную помощь, действуя для этого непосредственно в земном мире. Богиня же символизирует наиболее высокие уровни сознания, она — небожительница. Когда Богиня спускается на землю для решения особых задач – возникают судьбоносные события. Власть Богини имеет гораздо более широкие масштабы, чем влияние Феи. Находясь в контакте с вечным Духом, Богиня (Душа) действует не только мгновенно, но и безошибочно.

В обыденной жизни можно встретить людей, женское начало которых достигло этого уровня зрелости. Их легко узнать по непреходящему сиянию глаз, по высокому строю души, по смелости и внутренней неуязвимости, по независимости и созидательному стилю жизни – они делают то, чего до них не было, но отчего жизнь преобразуется в сторону все большей гармонии. Их следы никогда не связаны с разрушением. Реальные мужчины и женщины, имея в структуре личности высоко развитое женское, талантливы, практически здоровы, легко находят выход из сложных ситуаций, реализация их замыслов встречает своевременную поддержку со стороны мира в виде благоприятных событий и/или оптимального стечения обстоятельств. Женщина, достигая зрелости Богини, в любом возрасте может стать духовной водительницей рода, оберегая постоянным и активным внутренним благословением все поколения своей родовой ветви. Образ такой удивительной женщины описан в романе Людмилы Улицкой «Медея и ее дети» ( М.: Эксмо, 2002).

Что касается мужчин, благородным называют именно того мужчину, Анима которого уже достигла высокого уровня зрелости – коснулась Божественной женственности. Контакт со своей внутренней Богиней, со своей Душой, делает мужчину обаятельным, надежным, созидающим, верным. Постоянное самовосстановление сил за счет чуткости и могущества энергий его зрелой внутренней женственности делает его наполненным, и как следствие — дающим и дарящим. Такой человек не ищет признания, не копит обид, не соревнуется с женщинами. Внутренний свет его Божественной женственности согревает и возрождает все кругом, а мужская сила действует точно и всегда созидательно. В реальной жизни он неизменно проявляет себя как прогрессивный Король, надежный Отец, успешный Целитель. Понятие «настоящий мужчина» указывает не только на зрелость мужского начала, но и на зрелость внутренней женственности такого мужчины. В этом смысле целостность – характеристика такой личности, которая не только в достаточной степени достигла в своем развитии и мужской, и женской вершин зрелости, но и несет в себе священный плодотворный союз мужского и женского начал.

Горизонталь «Божественное мужское: Дух, Священник, Великий Учитель» – «Божественное женское: Душа, Богиня»

Эта горизонталь поднимает личность на пик ее духовного развития – к высшему духовному Я. В центре, находящемся на горизонтальной линии между архетипическими функциями Божественное мужское и Божественное женское, находится высший сакральный центр – Точка самости. Это точка установления баланса между высшими мужским и женским началами. Здесь находится второй уровень сакрального брака — универсальный архетипическаий центр личности. Далее — развивающееся сознание выходит на еще более высокий уровень, где личность больше не проявлена, а сознание переходит к своей космичности.

У Р. Джонсона в книге «Он. Глубинные аспекты мужской психологии», посвященной анализу мифа «О Священном Граале» представлен анализ мифа о постижении растущим мужским началом Божественного женского, запечатленного в образе Священной Чаши, исполняющей желания. В книге говорится: «Король Грааля с незапамятных времен жил в центральных покоях замка. Весь смысл его жизни заключался в поклонении Священной Чаше, других забот у него не было. Он поклонялся Чаше Грааля и берег ее. Он берег Чашу и находился в вечном единении с ней, они служили друг другу.

Здесь можно найти ответ на вопрос, который до сих пор оставался без ответа: «Кому служит Чаша Грааля?» — «Чаша Грааля служит Королю Грааля»…

…Я думал об этом ответе несколько месяцев, постепенно углубляясь в его смысл. Почти каждый человек, живущий в нашей культуре, думает, что Чаша Грааля должна служить именно нам, но в этом ответе мы должны услышать нечто более поучительное. Большинство американцев заняты поисками счастья – это все равно, что попросить служить нам священную Чашу, то есть мы желаем, чтобы нам служило все великое изобилие природы, величайший поток женственности, богатство окружающего нас мира: воздух, моря, животные, нефть, леса и все продукты, которые можно получить из этого мира. Но следует понять, что природа не может служить нам. Она служит Богу… Король Грааля – это образ Бога, земное воплощение божественного. Миф говорит нам, и мы должны это усвоить, что Чаша Грааля служит вовсе не нам, а Королю Грааля».

Итак, Божественное мужское начало служит Божественному женскому, и наоборот. Речь идет об их вечном взаимном служении как плодоносном союзе – сакральном браке, отражением которого призван стать земной брак между мужчиной и женщиной. Плодами сакрального союза являются все формы жизни – материальной и духовной, все виды энергий, все явления живой и неживой природы.

Счастье предстает как вечное плодоношение сакрального сада во внутреннем мире человека – это плодоношение Божественного Союза мужского и женского начал. В мире людей принято стремится к этому союзу как к человеческому счастью, принято желать его и искать повсюду. Однако в западной культуре поиски счастья похожи на поиски сказочных молодильных яблок — на стремление обладать ими, а не постичь тайну их произрастания. Люди увлеченно и страстно охотятся за яблоками счастья вместо того, чтобы освоить способы выращивания волшебных яблонь, и, познав тонкости ухода за ними, круглый год иметь не одно-два яблока, а целый урожай волшебных плодов. Проще говоря, если выращивать яблони вместо того, чтобы гоняться за яблоками, — плоды не заставят себя долго ждать. Западному человеку следует стать садовником, а не безответственным потребителем плодов. Таков путь к подлинному, высшему счастью, которое по сравнению с преходящим человеческим — универсально и необратимо.

Таким образом, на уровне высшего духовного Я завершается Великая Работа по достижению гармонии между мужской и женской частями внутреннего мира.

Высший уровень «Божественное мужское — Божественное женское» дает человеку автономию такого рода, когда характер социальных условий жизни уже не влияет на его внутренний мир и поэтому больше не входит в систему его основных ценностей, хотя такой человек может иметь любой социальный статус — от самого скромного до наиболее высокого. На этой ступени человек обретает духовную свободу, и осознанно исполняет какую-либо миссию — служение другим людям.

Восхождение к наивысшему – седьмому архетипическому уровню предстает как путь, который неизбежен в процессе развития для освоения высоких областей сознания, где и живет истинное счастье — соединение божественных частей.

Бхагван Шри Раджнеш (Ошо) в книге «В поисках чудесного», (т. 2, ООО ИД «София», 2006) описывает духовную эволюцию развития отношений мужского и женского начал как последовательное соединение, проходящее в два этапа. Описывая эти этапы, Ошо отмечает, что из семи тонких тел у мужчины первое, физическое тело – мужское, а второе, эфирное – женское; третье, астральное тело – мужское, а четвертое, ментальное тело – женское. У женщины же – наоборот: из семи тонких тел первое, физическое тело – женское; второе, эфирное – мужское; третье, астральное тело – женское; четвертое, ментальное тело – мужское.

По мнению Ошо, в ходе эволюции каждого человека происходят два соединения – сначала в осознанный союз вступают физическое и эфирное тела. Это первый союз мужского и женского. Затем происходит соединение астрального и ментального тел – это второй союз. «Второе слияние» или «второй брак» обуславливают выход сознания на такой высокий уровень, что человек больше не воплощается на Земле.

В свете вышесказанного очевидно, что инициационная терапия является не только методом психотерапии, но и — духовной практикой, что следует учитывать в ходе непосредственной работы с инициациями. Выход на все более высокие уровни сознания связан не только с глобальными изменениями личности, но и с изменениями тела. Работа в инициационной терапии, особенно – на стадиях освоения энергий области архетипического неба — неизбежно требует одновременной физической и духовной работы с телом. Стоит учитывать, что телесные изменения происходят более медленно, чем личностные, и могут быть источником сопротивления и заторов в эволюционном восхождении души.

* * *

Архетипическая мандала показала себя как базовая система, достаточно полно представляющая основу личностной геометрии мужского и женского пространств с точки зрения их архетипического строения. В идеальном случае семь мужских и семь женских архетипических персонажей гармонично взаимодействуют друг с другом на всех горизонтальных и вертикальных уровнях и — оптимально наполненны энергиями, соответствующими их функциям. Другими словами, архетипическая мандала отражает некий эталон внутренней гармонии, который возникает, если описывать наш внутренний мир на языке символов.

Не менее важно определить и те препятствия, которые мешают современному западному человеку приблизиться к этому эталону.

Глава 3. ГИПЕРМАТЬ – ВЕЛИКИЙ ДРАКОН (ВЕЛИКИЙ ПАУК)

…Забытые боги превращаются в демонов.

Г. Бедненко

Практика инициационной терапии показала, что на начальных стадиях инициационной работы в подавляющем большинстве случаев мужские персонажи, возникающие в сюжетах участников инициаций, страдают от слабости и дефицита энергии. Возникающие в образах воины или рыцари представляются либо неподвижно стоящими средь чистого поля, либо — стремятся как можно скорее пополнить запасы своих жизненных сил: едят, спят, делают или добывают оружие (не имея его изначально). Таким образом, на символическом уровне видно, что в настоящее время — момент завершающего «витка» патриархата — истинное мужское начало у западных людей недостаточно инициировано. В то же время его главной задачей является защита личности. Мужское ответственно за выживание и развитие человека.

В результате неполной активности мужского во внутреннем мире неизбежно возникает перенапряжение в пространстве незащищенного женского начала, а именно – перенапряжение его материнской области. Дело в том, что как только мужское не откликается на решение вопросов выживания, включается дублирующий его архаичный защитный механизм — внутренняя материнская структура. Она также ответственна за выживание и мгновенно подменяет мужскую защищающую функцию, если та ослаблена.

Задачу защиты материнская структура решает инстинктивно и глубоко бессознательно. Незащищенное материнское стремится нарастить свои силы, непомерно «раздуваясь» и «разрастаясь» внутри личности, занимая собой ее основные пространства. Для этого она использует свое центральное положение в структуре личности и быстро мобилизует на службу как «земные», так и «небесные» женские архетипические силы защитной природы. Это означает, что незащищенное материнское в целях выживания аккумулирует в себе энергии негативных полюсов всех женских архетипических функций. Так консолидируются наиболее агрессивные силы Ведьмы и Амазонки, используются эротические энергии Гейши, игнорируется содействующий мужскому статус Жены, активируются узурпаторская сторона Королевы, беспредельная самоотверженность Феи и — карающая ипостась Богини.

Материнское, будучи слепой и инстинктивной защитной функцией, обладает способностью накапливать и взращивать все, что попадает в ее символическую утробу. Когда внутренняя Мать лишена мужской защиты, она в первую очередь невольно переживает архаичный страх уничтожения — страх смерти. Внутренняя материнская структура взращивает и плодит страх смерти, превращая его во множество других страхов. Это образует порочный круг, так как порождаемые ею же страхи провоцируют Мать еще интенсивнее наращивать защитную активность, чтобы противостоять всем возможным и невозможным опасностям.

Таким образом, внутренняя незащищенная Мать непрерывно готовится «к войне». Поскольку она неустанно посылает «сигналы sos» наиболее воинственным и агрессивным полюсам всегда готовых в бой архетипических функкций Ведьмы и Амазонки, манипулирует чарами Гейши, привлекает властную, экспансивную, захватническую часть Королевы (рис. 4) – в личности образуется преувеличенный защитный механизм агрессивной женской природы — гиперМать. К.Г. Юнг считал, что материнский комплекс символизирует фигура Дракона. Огнедыщащий Дракон гиперматеринской структуры является самым крупным внутренним препятствием, встающим между мужским и женским началами.

Дракон гиперМатери непримирим, силен и агрессивен, внутри же он переполнен страхами и высокими напряжениями.

Таким образом, Дракон, включающий злую Ведьму, сверхвоинственную и гиперответственную Амазонку, пленную Гейшу, собственно испуганную Мать и излишне властную недоКоролеву, гиперФею и карающую Богиню, — стремится активно дублировать мужские оборонительные функции. При этом драконья стратегия остается исключительно женским эшелоном защиты. Мы назвали такой тип защиты псевдомужским.

Привлечение в состав гиперматеринской структуры негативных полюсов Феи и Богини смягчают ее. Дракон в этих случаях представляется внешне более лояльным и даже «ласковым», но это не устраняет главной бессознательной стратегии гиперМатери – стремления подменять собой мужские энергии за счет своей псевдомужской защитной активности.

Итак, внутренняя гиперматеринская структура – Дракон — переполнена страхом не выжить, охватывающим все уровни жизни. Этот страх выражается в опасении не получить чего-либо вовремя, в тревоге и боязни не справиться, потерять, упустить и т.п. Страхи рождают большое внутреннее напряжение, которое компенсируется слепой архаичной агрессией. Заполняя основное пространство гиперматеринской структуры, а, следовательно, и личности, такая агрессия подавляет истинные мужские и истинные женские энергии.

Таким образом, внутренний Дракон обладает огромным воинственным потенциалом псевдомужской природы. Не даром в сказках он похищает прекрасное женское существо и держит его взаперти, вдали от суженного. Разлучая мужское и женское начало, Дракон-гиперМать препятствует их сближению, взаимному познанию и как следствие — их сакральному союзу (рис.5).

Как и все защитные механизмы, гиперматеринская структура отличается большой косностью. Из схемы на рисунке 5 можно увидеть, как мужское начало, пассивно защищаясь от давления со стороны гиперматеринского комплекса, совершает ответное давление. В результате структура Дракона смещается в сторону женского, еще больше подавляя его, и не уступая ни пяди своего «собственного» пространства. Таким образом, истинно женское во внутреннем мире подавляют сразу две инстанции: ущемленная гиперМатерью мужская часть личности и — сама гиперматеринская структура, Дракон. Они давят в направлении истинного женского одновременно, поэтому женское в западной культуре крайне подавлено, что и выражается в его нещадной эксплуатации как людьми, так и различными социальными институтами. Имея в виду беспощадную эксплуатацию женского, можно сказать, что западный мир продал свою Душу технократическому Дьяволу.

Рис. 4. Образование «Великого Дракона» («Великого Паука») в архетипической структуре личности.

Рис. 5. Подавление гиперматеринской структурой истинных мужской и женской энергий (двойной ряд стрелок в области Дракона символизирует двойное подавление женского начала).

На рисунке 5 показано, как во внутреннем пространстве личности мужское начало пассивно сопротивляется гиперматеринской структуре. Подавленное мужское не в силах победить Дракона, поэтому пытается лишь досадить ему. В результате, надавливая на драконью структуру, мужское только «смещает» ее, автоматически притесняя хрупкое истинное женское начало. Поскольку все агрессивные энергии женского призванны «в боевые ряды» гиперматеринской структуры и находятся во чреве самого Дракона, давление оказывается направленным на плечи наиболее беззащитных аспектов женского, лишенных какой бы то ни было агрессии. В символике сказок это положение женского отражено в образе падчерицы, гонимой мачехой (гиперМать) и незащищенной отцом (пассивное мужское). Двойной ряд стрелок на рисунке 5, направленных в сторону женского в области гиперматеринской структуры, символизирует двойное давление, которое выпадает на плечи хрупкого женского.

Напрашивается простая стратегия проведения инициационных битв с Драконом, которая представлена во всех сказках и мифах как главное средство устранения препятствий к соединению мужского и женского начал. Однако, когда инициационная терапия еще только нарабатывала свой начальный опыт, и участники инициаций часто выбирали популярную у них тему «Битва с Драконом» даже на самых ранних этапах работы, такая стратегия не была достаточно успешной – Драконы оказывались либо не побежденными, либо состоявшиеся победы были не полными. Героя-освободителя накануне «битвы» нередко одолевал «морок», у него появлялись «гринписовские» настроения. «Освободитель» (женщинам в такой инициации предлагается представить себя мужчиной, которому предстоит сразиться с Драконом и освободить его пленницу), увидев Дракона, вдруг вспоминал, что «зверушек убивать не хорошо», и предпочитал битве разговор или другое приятельское взаимодействие с Драконом, пытаясь задобрить его. В одном случае герой даже пригласил Дракона к себе на свадьбу, нимало не смущаясь тем, что его невеста в момент светского разговора «защитника» и Дракона все еще томилась в плену. У других участников инициаций, «освободитель», избегая битвы, норовил покататься на Драконе или даже выпить с ним пива.

Сегодня очевидно, что это были преждевременные «битвы», так как они проводились еще до того, как мужское начало получило достаточное количество инициаций, чтобы обрести силы, необходимые победителю. Для достижения полной и абсолютной щапобеды над Драконом мужское должно духовно окрепнуть. При недостатке мужских защищающих сил полноценная битва неосуществима: Драконы либо уменьшаются до крошечных, безопасных размеров, либо — принимают облик детской игрушки с расчетом вызвать к себе жалость и избежать сражения. Так действуют включенные в драконью природу свойства негативной Ведьмы. Притворяться, дурманить сознание, наводить морок – ее характерные тактические маневры.

Очевидно, что если детское Я еще не получило достаточно любви и принятия, если оно еще имеет ненаполненные безусловной любовью пустоты, — возникающие в сюжетах инициаций маленькие или плюшевые драконы символизируют состояние продленного детства и излишней зависимости от родителей. Во избежание эффектов «топтания на месте» и «хождения по кругу», детское Я должно пройти подготовку к успешным инициационным сражениям в ходе специальной работы с детскими травмами, а затем — предварительные сепарационные инициации. Только тогда мужское начало личности становится готовым к тренировке его защитных функций.

Присутствие морочащего сознание негативного аспекта Ведьмы в структуре внутреннего Дракона выражается и в таких ситуациях, когда в групповой работе даже после успешных битв с Драконом участники иногда ощущают повышенную сонливость или отмечают, что их внимание расфокусированно. Поэтому в инициационной терапии существуют жесткие правила безопасности – после «битв» с Драконом или Кощеем в течение 48 часов не следует садиться за руль. Что же касается отреагирования материала инициационных образов – рисования фрагментов сюжета и создания словесного описания «битвы» — это следует делать в достаточном объеме и — строго в день проведения инициации!

Итак, наиболее успешными «сражения» с Драконами становятся по мере вызревания мужских защищающих сил личности. Для достижения такого уровня зрелости следует использовать не только алгоритм «восхождения» инициационных тем по семи ступеням архетипической лестницы снизу вверх, но и – многие дополнительные темы, тренирующие мужские защищающие функции («Витязь», «Доблестный рыцарь», «Рыцарский турнир», «Встреча со Злодеем», «Три богатыря» и др.).

После успешных «битв с Драконами» у участников инициаций появляется уверенность в себе, снижаются или исчезают зависимые формы поведения, рождаются новые цели, появляется больше решительности и главное – расширяется зона осознанной ответственности человека за свою судьбу. Инициированной личности легко совершать поступки, которые откладывались на протяжении долгого времени, легко «распутывать» застарелые узлы в отношениях с близкими, с представителями противоположного пола. Эти революционные перемены, имеющие иногда острый характер, по заключению самих участников инициаций, поднимают их на более высокий уровень автономии, делают более уравновешенными. Независимо от происходящих вокруг событий, человек начинает переживать спонтанные состояния счастья.

Что касается побежденного Дракона, то победы трансформируют его силы в полезные и дружественные защитные ресурсы. Он имеет свойство появляться в сюжетах последующих инициаций уже «без приглашения». Здесь Дракон выступает в качестве верного друга или преданного слуги и с большой готовностью исполняет приказы и пожелания мужских и женских персонажей. Это говорит об интеграции огромного потенциала Дракона в целостную структуру личности. Такая интеграция – результат неоднократных символических побед над Драконом: Внутренний Мужчина как победитель становится обладателем сокровища неисчерпаемых сил побежденного Змея.

Непобежденный же Дракон, даже (и особенно!) если он выглядит очень милым, является классическим препятствием, альтернативой сакральному союзу мужского и женского начал, альтернативой целостности и зрелости личности. С одной стороны, существование такого препятствия совершенно естественно, так как соответствует законам развития личности, по которым происходит освобождение мужского и женского аспектов Я от власти и опеки внутренних родительских фигур. Однако, не побежденный вовремя, Дракон приобретает слишком большие размеры. Такое гиперпрепятствие может тормозить достижение зрелости, не позволяя мужскому и женскому аспектам Я охватить и включить в себя материнскую и отцовскую фигуры. Мужское начало не может избегнуть решения своей наиважнейшей внутренней задачи — «оседлать», как диких коней, бессознательные силы Дракона, сделав их своими ресурсами.

По своей природе Дракон является соборным символом внутренней агрессии, некой универсальной «силосной ямой», собравшей одновременно все отрицательно заряженные импульсы, рождающиеся во внутреннем мире. Фигура Дракона «переплавляет» своем чреве эти энергии, в результате чего образуется некая заряженная «магма». Ее пламя Змей извергает в случае необходимости.

После победы над Драконом «магма» становится уникальным резервуаром энергий и используется личностью в ее созидательных целях. Будучи интегрированной, включенной в целостную структуру Я, эта сила становится управляемой. Она больше не давит изнутри, а служит задачам человека «верой и правдой». Побежденный Дракон представляет собой сокровище, пойманную суть некогда бушующей великой стихии, содержащей в себе все силы природы, силы самой жизни, а, кроме того, — тайные знания и вечную мудрость.

Таким образом, наиболее актуальной задачей современного мужского начала является проживание важнейшей из инициаций — неотложной победы над внутренним Драконом. Речь идет не только о своевременной для каждого реального мужчины победе над внешними и внутренними препятствиями на пути к личному счастью, но и — о победоносных качествах Внутреннего Мужчины, которые целесообразно инициировать каждой женщине.

Пока женщина находится на самых ранних этапах развития своей женственности, то в ее отношении к мужчине доминируют самые архаичные материнские женские свойства: она излишне жалеет мужчину, живет его жизнью, жертвует собой, берет на себя мужскую ответственность, по-матерински спасает и чрезмерно оберегает его. Робин Норвуд, автор книги «Не будьте рабой любви» (М., изд. «Букмэн», 1999 г.) называет такую женщину «женщина, которая любит слишком сильно». По наблюдениям Р. Норвуд, подобная установка характерна для женщин, не получивших в родительских семьях признания именно их женственности. Их ценили за усердие в делах, за хорошую учебу, то есть «за подвиги», как мальчиков, а не безусловно — как представительниц прекрасного пола. Поэтому хорошее отношение к себе девочка привыкла завоевывать трудом и достижениями. Строить отношения она умеет, лишь опекая близких, жертвуя собой ради них, как свойственно матери.

Вот как символически проявился облик гиперматеринской структуры в образе одной из участниц инициаций.

Пример.

Разведенная женщина 37 лет, работая с темой «Царевна-лягушка», представила себя огромной лягушкой, превосходящей по размерам всех остальных лягушек на болоте. Целыми днями она присматривала за многочисленными лягушатами, которых приводили к ней на день другие лягушки. По ночам же на животе большой лягушки расстегивалась потайная змейка и оттуда выходила маленькая девочка, ростом с Дюймовочку. Девочка разминала ножки, гуляя по листьям кувшинок, но при малейшем шорохе пугливо пряталась обратно внутрь огромного живота лягушки.

Таким образом, гиперматеринская структура как фрагмент женского может быть расщеплена на грозную Мать (Мачеху) и испуганную Маленькую Девочку (инфантильную женственность).

Поскольку укоренившаяся в личности гипертрофированная материнская позиция женщины питается многочисленными тревогами и страхами, поскольку гиперМать стремится сделать все «вместо» другого, «за» другого, так как, по ее бессознательному ощущению, все вокруг – «дети» и никто не в состоянии справиться с задачами так же хорошо, как она сама, это неизбежно подавляет и тормозит процессы развития. Отношения с миром по типу «мать-дети» исключает формирование эротического аспекта в личности женщины. Гиперматеринский защитный механизм реальной женщины ограничивает ее женственность, не допуская ее в зрелые отношения с реальным мужчиной. Но мы видим и безусловную логику этого запрета – при переразвитом материнском начале женственность находится на детской стадии развития, она предстает маленькой девочкой, которой рано и опасно вступать в отношения с мужчиной. Поэтому материский аспект заменяет женское начало собой и строит материнско-сыновние, а не мужско-женские отношения в паре.

Итак, вледствие «консервации» женственности современная западная женщина часто страдает от острого дефицита женских качеств: здоровых эротизма и гедонизма, умения восстанавливать силы, используя свое природное целительское могущество, умения радоваться жизни и насыщать все вокруг этой радостью. Современную женщину как мать и маленькую девочку одновременно одолевают тревоги и страхи, которые не свойственны зрелой женственности, обладающей волшебными силами созидания и преобразования мира.

Доминантный гиперматеринский комплекс базируется на переразвитии таких псевдомужских качеств как властность, жесткость, стремление к контролю и управлению через высокий уровень инициативы и активности, напористость и непреклонность. На первый взгляд может показаться, что это эффективные и беспроигрышные защитные механизмы для любого Я. И действительно, все эти качества сопровождают высокую социальную успешность. Но более глубокий анализ открывает трагичность положения, в котором оказалось на закате патриархата женское начало западного мира: сила псевдомужского приспособления к жизни лишает женское подлинной мужской защиты — единственного условия, при котором возможно свободное восхождение женственности к ее божественным вершинам, а значит – великого праздника жизни: расцвета женственности.

Что касается гиперматеринской структуры личности, то она может проявляться не только в виде активной мужеподобной функции, но и в диаметрально противоположной форме. Если часть ее агрессии направлена вовне, на защиту личности от окружающего мира и людей, то другая часть агрессии направляется внутрь самой личности. При более пристальном рассмотрении можно увидеть оборотную сторону описанных выше псевдомужских свойств гиперМатери. Здесь таится не только неосознанный страх смерти, который легче осознать как страх не выжить, не справиться с чем-либо, проиграть, но и чрезмерные чувства вины и долга. На уровне обыденного сознания это знакомая всем нам тревога, на флаге которой начертано «Как бы чего не вышло!». Важно, что гиперматеринская структура несет в себе и пресловутый страх перед будущим.

Сгущаясь, все эти виды внутреннего напряжения могут принимать вид непроизвольных аутоагрессивных действий: нечаянного нанесения вреда себе или имуществу, панических атак, болезней, депрессий, в том числе — депрессии «в маске», проявляющейся через различные психосоматические провокации. Аутоагрессивные свойства гиперМатери могут проявляться у женщин и в тотальном самопожертвовании, в привычке во всем себе отказывать, в потребности ограничивать, винить или жалеть себя.

Воздействие Дракона гиперМатери на личность мужчины может проявляться как в прямой или пассивной его агрессивности, адресованной, прежде всего, женщинам, так и в «глухом» погружении в себя, доходящем до аутичности, в самоограничениях контактов с реальностью. Мужчина в этом случае допускает вторжение и нарушение другими его личностных границ. Он может оказаться в ситуации, когда его подавляют другие люди. В частности, он чувствует себя подавляемым женщинами. При этом запас его бессознательной агрессии чрезвычайно велик. Очевидна простая закономерность: чем больше подавлен мужчина, тем больше его внутренний Дракон. Для женщины же — внутренний Дракон тем больше, чем более она конфликтна и агрессивна либо – чем больше склонна к самозакланию и гипертрофированному самопожертвованию.

Нередко можно обнаружить оба вектора реализации агрессии гиперМатери одновременно – как направленный наружу, на контроль и подчинение окружающего мира, так и — аутоагрессивный, действующий против собственной личности и ее глубинных потребностей.

Возможно, излишние полнота или худоба как и случаи булимии и анорексии являются результатом аутоагрессивного процесса, созданного Великим Драконом. Находясь в состоянии войны с женственностью, он символически «пожирает» женское в виде неконтролируемых объемов поедаемой снаружи пищи (булимия) как энергии жизни, имеющей женскую природу. В другом случае Дракон гиперматеринской структуры лишает женское начало притока энергии – и тогда мы наблюдаем отказ человека от пищи (анорексия). Так в некоторых сказках ведьма держит красавицу в башне, не позволяя ей взаимодействовать с миром, тем самым Ведьма консервирует и подавляет само явление жизни. И в том, и в другом случае – «налицо» феномен плененной женственности, действие сверхактивного запрета на женственность. Именно поэтому нервная анорексия наиболее часто возникает у подростков-девочек, реже — у фемининных (женственных) подростков — мальчиков.

Итак, когда личность женщины вынужденно опирается на внутренний материнский аспект, и в первую очередь – на экспансивную псевдомужественную природу материнского, подменяющую собой ее ослабленный Анимус (мужское начало), она склонна к контролю и агрессивному поведению, к исполнению роли злой мачехи. Это гипермаскулинная мать. Если же вектор ее агрессии направлен преимущественно на собственную личность и женщина переживает аутоподавление, отказывая себе в удовлетворении собственных потребностей и принося себя в жертву мужчине и семье, как делает мать по отношению к маленьким детям, — это гиперфемининная мать.

Великий Паук как разновидность Великого Дракона

Гиперматеринская структура пронизывает внутренний мир такой многоуровневой системой связей, что все его элементы находятся в зависимости от нее. «У меня такие связи, — говорит мачеха Золушки, — что сам Король позавидует!»

Додраконовый период формирования гиперматеринской структуры сводится к наиболее ранним материнским страхам, особенно – к чрезмерным страхам беременных женщин по поводу факта и протекания собственной беременности, родов и будущего материнства. Сюда относятся недостаточная готовность или прямое нежелание иметь ребенка. В развивающемся сознании плода переживание матерью различных страхов и напряжений фиксируется таким образом, что после рождения подросший ребенок или взрослый нередко воспринимают их в образе Великого Паука. В этот символ включена и сама фигура крайне испуганной матери с ее нелюбовью или недостатком любви к ожидаемому ребенку, в результате чего ребенку недостает здорового контакта с ней как в пренатальный период, так и в период раннего детства. В букет материнских чувств в этом случае непременно входит и ее чувство вины перед ребенком. Все эти чувства матери воспринимаются сознанием плода, прежде всего, как неразрешение жить. Возникает глубинный архаичный страх не выжить. После рождения этот страх превращается в ощущение собственной отвергнутости, неполноценности, неважности и ненужности. В таких случаях в символике внутренних образов появляется фигура Великого Паука.

В ходе внутренней работы этот образ целесообразно использовать как уникальный ключ доступа к глубинным страхам перед жизнью и смертью. Поскольку формирующееся сознание плода бессознательно вбирает в себя ощущение опасности бытия и чувство вины матери, а символическое сознание человека склонно отождествлять эти внутренние процессы с образом паука, целебное решение заключается в инициировании символических битв с Великим Пауком и — побед над ним. В противном случае страхи царят во внутреннем мире, подобно пауку в паутине, оплетая личностные структуры клейкими нитями как добычу, чтобы в любой нужный момент воспользоваться ею. К сожалению, такая внутренняя «паутина» становится невротической «опорой» личности, жестко скрепляющей ее части, и может являться ведущим защитным механизмом. Такая «паучья» структура делает личность «спеленутой», то есть весьма ригидной, а значит – хрупкой и уязвимой для воздействий внешнего мира.

В личности женщины, которую до ее рождения родители «не ждали», Паук как архаичный защитный механизм может выполнять функции Анимуса — Внутреннего Мужчины. В крайнем случае, он захватывает все пространства личности, чутко управляя своей гигантской паутиной. Внутренний Паук как бы узурпирует жизненную энергию человека и выдает ее остальным элементам Я по своему усмотрению. Это задерживает развитие других личностных структур, консервирует личность в инфантильном состоянии, как в коконе.

Защитный механизм в виде Великого Паука имеют многие сверхуспешные женщины: они легко поднимаются по социальной лестнице, возглавляют различные социальные организации и собственные семьи, где все зависят от их решений. В семье женщина с такой личностной структурой активно и жестко доминирует.

Мужчина, пораженный Великим Пауком, также проявляет чрезмерную жесткость. Он тоже может быть социально весьма успешным, но не по-мужски коварным и склонным не только к склокам и конкуренции (особенно в отношениях с женщинами, так как он чаще всего вращается в их кругу), но и — к невольному эмоциональному «удерживанию», «связыванию» окружающих за счет использования разного рода запретов и манипуляций: плетения паутины.

Итак, Великий Дракон и Великий Паук как защитные структуры личности имеют заметное влияние на внутренний мир западного человека. Важно, что они аккумулируют в себе огромные запасы жизненных сил. Эти защитные механизмы являются ресурсной сокровищницей личности. К ним относится и внутренняя область Кощея – область мужского, наиболее сдавленная Великим Драконом (Пауком).

* * *

Что же касается здорового женского начала, то оно образуется за счет интеграции-сотрудничества зрелых материнских и женских энергий. Так формируется архетипический комплекс Жена-Мать, который проявляется прямо противоположно гиперматеринскому. Когда внутренние материнская и женская функции достигают гармоничного совместного творчества (сотворчества), они образуют феномен высшей женственности, излучающей принятие и смирение как способность примирять явления мира между собой. Высшая женственность обладает и такой силой как доверие мужскому началу.

Эти характеристики зрелой женственности говорят о ее животворном излучении. Оно как солнце согревает все вокруг и вдохновляет окружающих на созидательное взаимодействие как с внешним миром, так и с внутренними силами. Функционируя вместе, материнское и женское создают целебную и творящую среду, активно помогая личности в ее движении по ступеням зрелости.

Стадии развития материнства

Чуткость и духовное видение истинной женственности помогает архаичному и подчиненному инстинктам материнскому началу осуществлять свои функции вовремя и последовательно, в наиболее точном соответствии с потребностями растущего ребенка. Развитая женственность помогает материнскому быть гибкой, тонко чувствующей и высоко духовной функцией, способной к трансформациям. Именно женское помогает материнскому ясно видеть актуальные задачи, изменять стратегии воспитания соответственно возрасту и особенностям детей.

Для первой стадии материнства актуально взращивание и питание маленьких детей – так действует взращивающая, питающая мать. На второй стадии материнства мать обучает подрастающих детей различным навыкам, учит преодолевать трудности, то есть – инициирует детей. Так поступает инициирующая мать. Наконец, третья стадия материнства заключается в отпускании и благословении выросших детей. Это функции благословляющей матери. На этой стадии мать знает обо всех достоинствах и возможностях своих взрослых детей, благодаря развитой женственности умеет тонко и глубоко понимать их силу. Благословляющая мать верит в своих детей, гордится и восхищается ими.

Именно чуткость зрелой женственности помогает матери вовремя обучить детей и вовремя отпустить их в мир.

На наш взгляд, такого уровня зрелости женского начала личность мужчины или женщины может достичь, последовательно проводя мужское и женское через необходимые испытания-инициации. В результате инициаций мужское обучается защищать и оберегать женскую «половину» личности, что дает материнскому как одной из структур женского ощущение безопасности, избавляет от многочисленных страхов, перенапряжения и излишней защитной агрессии. В результате — материнское освобождается от необходимости обороняться самостоятельно, жестко подавляя при этом истинные мужское и женское начала, и задерживая тем самым их созревание.

Зрелая мужская защита освобождает гиперматеринский комплекс — своего навязчивого «коллегу» по защищающей функции – не только от колоссальных перегрузок, но и от недоверия к миру. Достаточно защищенной внутренней Матери не нужно никого спасать, помещая в свою утробу, не нужно никого изолировать от «опасностей», удерживая при себе любой ценой. Только защищенная внутренняя Мать способна стать благословляющей. Стремление развивающихся женственности и мужественности друг к другу не кажется благословляющей Матери опасным, а напротив — вдохновляет и радует ее.

* * *

В формировании истинного женского начала участвуют все положительные полюса архетипических женских функций. Ведущими здесь являются творящие начала Феи и Богини (см. рис. 4). Кроме того, истинное женское включает лучшие позитивные свойства Королевы, а также — вечно сотворящие мужскому энергии Жены, созидательные и благословляющие свойства Матери, весь спектр позитивного полюса Гейши, положительные качества Амазонки и Ведьмы.

Практический опыт инициационной терапии

В рамках инициационной терапии для проведения инициаций используются техники кататимной психодрамы и монодрамы, направленного воображения, а также — телесно-ориентированного подхода. В Киеве кандидат психологических наук Елена Вознесенская с 2002 года успешно использует архетипические темы в групповой арттерапевтической практике и танцтерапии.

Психотерапевтический сеанс с использованием архетипических тем может представлять собой работу в любой психотерапевтической технике по желанию клиента. Как уже упоминалось, инициации проводятся как в индивидуальной, так и в групповой форме.

Если в индивидуальном сеансе используется техника кататимной монодрамы – участник инциации с открытыми глазами, в состоянии бодрствования переживает с помощью активного воображения выбранный им архетипический образ, при желании двигаясь и перемещаясь. Для этого используются так называемые архетипические темы: мужчина или женщина, например, могут представить себя Королем или Королевой, Амазонкой, Защитником или Целителем и т.д. Представляя себя, например, Королевой, женщина исследует не только характер своей королевской одежды и украшений, трон и интерьер воображаемого помещения, где королева находится, но и – само королевство, его размеры, состояние границ, его экономику, политику и социальную сферу жизни, необходимость реформ.

Работа в технике кататимной психодрамы предполагает, что участники инициаций работают с актуальными архетипическими темами в группе. Например, ищущая спутника жизни женщина, исследуя в ходе психодраматической сессии свой Анимус (мужское начало), представила, что его представляют четыре фигуры: одинокий, но успешный Босс, многодетный неуверенный Нюня, безответственный Болтун, хвастающий связями, и, наконец, подсиживающий Босса завистник — Интриган. Все Мужские персонажи, кроме Босса, оказались женаты. К концу психодраматической сессии социально реализованный Босс сумел повысить зарплату Нюне, должность – Интригану, по дружески поддержал Болтуна, после чего у этих персонажей заметно потеплели отношения с женами. Так аккумулированная в сфере социальных достижений энергия Анимуса женщины-протагониста была использована ею в качестве ресурса для улучшения мужско-женского контакта во внутреннем пространстве ее личности.

Кроме того, инициация может проходить в режиме направленного воображения с использованием расслабления, когда во время сеанса участник (или группа), лежа на кушетке или сидя в кресле с закрытыми глазами, в расслабленном состоянии переживает образ на одну из выбранных архетипических тем. Такую технику предпочитают большинство участников иидивидуальных нциаций, поскольку погружение во внутренний мир в этом случае наиболее интенсивно, а результаты работы – наиболее стойкие.

Телесно-ориентированный подход также позволяет широко использовать инициирующие темы программы «Мужчина и Женщина» в групповой работе. Существуют телесные инициации «Сотворение Мужчины и Женщины богами», «Духовное кровообращение», «Телесная карта архетипов», «Работа с сакральными центрами», «Битва с Драконом» и другие. Телесные инициации создают условия, в которых большое количество телесных запретов и порождаемые ими мышечные зажимы и блоки, полученные на протяжении всего периода развития, попадают в зону символического осознания, а затем – трансформируются до оптимальных показателей. Практика показала, что особенно эффективно включать телесные инициации в свой образ жизни и проводить их регулярно.

Все предлагаемые архетипические темы используются как для мужчин, так и для женщин. Несмотря на существование стратегии работы в инициационной терапии с последовательным инициированием архетипических функций и тем, начиная с первой ступени мандалы вверх – до ее седьмой ступени, выбор последовательности тем в каждом случае должен быть точно согласован с запросами участника инициации.

Как уже упоминалось, естественный алгоритм восхождения по горизонтальным ступеням архетипической мандалы (рис. 4) снизу вверх зарекомендовал себя как самая гармоничная стратегия проведения инициаций. Терапия осуществляется таким образом, что на уровне каждой ступени участник инициаций последовательно переживает три основных темы – мужскую, женскую и – работает с сакральным центром.

Например, в соответствии с выбором участника инициации, в ходе одной индивидуальной встречи со специалистом ведется работа с мужской, в ходе следующей встречи – работа с женской архетипической функцией данной ступени, и третья встреча посвящена сакральному центру данной горизонтали. Также можно использовать любое количество дополнительных инициаций.

Например, действуя в рамках первой горизонтальной ступени архетипической мандалы, сначала проводится инициация на тему «Ведьма», затем — «Разведчик» (или наоборот) и, наконец, — работа с сакральным центром, находящимся между ними – проводится инициация на тему «Точка знания». Помещение сознания в область сакрального центра достигается просто – участник инициации представляет, что находится в точке, равноудаленной от мужского и женского архетипического персонажа данной ступени. Проводя работу в области сакрального центра, мы способствуем установлению здорового баланса между мужской и женской функциями каждой горизонтали.

Например, при переживании сюжета на тему центра «Защитник-Амазонка», переполненная энергией Амазонка, может сначала научить юношу-Защитника правильно охотиться, а в конце сюжета повзрослевший Защитник становится способным не только позаботиться об Амазонке, но и ощущает вдохновение от того, что у него есть надежная подруга, способная в трудную минуту поддержать его за счет своих умений и силы.

В результате инициаций у женщин и мужчин происходит постепенная смена типов психологической защиты. Они отмечают, что в стрессовых ситуациях ведут себя более конструктивно, меньше конкурируют, становятся более уверенными, ощущая внутреннюю опору и равновесие.

Работая в области центра архетипической мандалы, где расположены архетипические функции «Муж-Генерал» и «Жена-Мать», участникам инициаций предлагается на выбор целый ряд тем, связанных с инициированием гармоничных семейных ролей: «Счастливая Жена», «Счастливый Муж», «Счастливая Мать», «Счастливый Отец», «Счастливый Дед», «Счастливая Бабушка» и т.д..

Кроме того, поскольку центральная область мандалы соответствует первому уровню сакрального брака, уровню, где мужское и женское впервые вступают в тесный духовный контакт, работу в этой области (и на близлежащих ступенях) может сопровождать дополнительный ряд инициаций, позволяющих одолевать препятствия, мешающие мужскому и женскому соединиться. Как мы отмечали ранее, с этой целью используются такие «освободительные» темы как «Встреча со Злодеем» или «Встреча со Злодейкой», «Битва с Драконом», «Битва с Кощеем», различные виды «Освобождений из плена», «Освобождения от чар для мужского и женского Я» и т.п.

Приближаясь в ходе инициационной работы к архетипической функции Гейши, можно предлагать участникам инициаций предварительно пройти такие темы как «Дюймовочка», «Русалочка», «Спящая красавица», «Красавица и Чудовище», «Исцеление Женщины» и т.п. Это позволяет «освободить» женское от «пленения» и подавления во внутреннем космосе, что со временем внешне проявляется у женщин-участниц терапии в появлении умения наслаждаться повседневной жизнью, ощущать радость как фоновое состояние.

«Земные» же мужские функции обретают силы за счет таких тем как «Меч Великого Мастера», «Обретение Волшебного Коня», «Три богатыря», «Освобождение от чар для мужского Я», «Исцеление Мужчины» и пр., а также — вышеупомянутых инициаций на темы «битв». В результате участники инициаций единодушно отмечают, что становятся спокойны по поводу своего будущего, более последовательны и созидательны в действиях, у них появляются новые планы и ощущение прибывающей энергии для их реализации. Это не удивительно, так как инициированное мужское начало, в отличие от излишне перенапряженных женских видов защит, конструктивно в осуществлении своей защищающей функции. Ему свойственны — рациональный подход, экономия сил, точные компетентные действия и неуязвимость победителя.

Дальнейшее проживание инициаций, относящихся к архетипической области Неба, способствует все более успешному управлению жизнью, позволяет уверенно брать ответственность и владеть ею не как тяжелой ношей, а — как могучей созидательной силой. Но самое главное – инициации приводят ко все большему пониманию и принятию представителей противоположного пола, позволяют строить с ними все более гармоничные отношения.

Работа с родовыми мифами и бессознательными родовыми и семейными сценариями предусмотрена в инициационной терапии на основе тем «Семейный архив», «Семейное счастье рода» и других. Здесь у участников инициаций происходит не только принятие и примирение сложных родовых и семейных процессов, но и возникают совершенно новые концепты развития своей семьи и родовой ветви: появляется желание создавать новые традиции, налаживаются давно нарушенные отношения (например, отцы, в течение многих лет живущие отдельно от семьи и не проявлявшие все это время никакой активности, нередко выказывают желание восстановить контакты с детьми и внуками).

В качестве дополнительных возможностей для работы с высшими архетипическими функциями, с родовыми и экзистенциальными темами в инициационной терапии существуют так называемые храмовые темы. Они базируются на идеях Роберта Стоуна, изложенных в его книге «Небесная 911». Вслед за Р. Стоуном мы предлагаем такие храмовые темы как «Храм любви», «Храм прощения», «Мужской храм», «Женский храм», «Храм отцовства», «Храм материнства», «Детский храм», «Храм будущего», «Храм времени», «Храм благословения» и т.д.

Практика инициационной терапии показала наличие определенной процессуальной динамики во внутренних сюжетах инициаций.

Архетипические персонажи, однажды появившись в ходе инициации, нередко начинают потом спонтанно путешествовать из образа в образ, все более конструктивно участвуя в разрешении сюжетных конфликтов.

Наблюдая за динамикой появления в образах ландшафтов и помещений, можно обнаружить, что архетипы центральной части мандалы – Муж и Жена – часто представляются участникам инициаций непосредственно в доме. Чем меньше удалены архетипические персонажи от центра мандалы, тем больше в сюжетах инициаций они стремятся вернуться домой из странствий. Дом – символ центральной, осознающей себя части Я. Возвращение архетипических персонажей домой говорит об увеличении участия соответствующих функций в осознанной работе личности.

Наиболее удаленные от центра мандалы «земные» и «небесные» архетипические персонажи (соответственно Ведьма, Разведчик и Священник (Дух), Богиня (Душа)) меньше тяготеют к пребыванию внутри дома. В образах инициаций они представляются чаще всего свободно перемещающимися в природных ландшафтах. Так отражается в символическом языке более бессознательная природа этих архетипических уровней.

Архетипические персонажи имеют свойство становиться более молодыми, красивыми и здоровыми к концу каждой инициации. При проведении повторных инициаций на ту же тему острота сюжета может усиливаться, но и освободительные силы мужского начала в этих случаях не отстают – и тоже становятся все более победоносными.

Бывшие «злые» персонажи имеют свойство в последующих инициациях становиться в дружескую позицию, служить героям внутренних сюжетов верой и правдой.

Например, переживаемые в инициациях Ведьмы, проявлявшие себя поначалу как физически неприятные или агрессивные персонажи, на более поздних этапах терапии появляются в образах спонтанно, неожиданно и весьма кстати. Они предстают в более обаятельном облике ведуний, прорицательниц или провидиц и успешно разрешают конфликтные ситуации. Драконы, будучи побежденными в предыдущих инициациях, впоследствии также спонтанно появляются в более поздних внутренних сюжетах и начинают самоотверженно служить красавице или своему бывшему победителю, или обоим одновременно, выказывая при этом истинную преданность и любовь, считая героев своими хозяевами или лучшими друзьями.

Несмотря на то, что повторное (и неоднократное) переживание образов на одну и ту же тему выводит участников инициаций на более глубокий и более драматический уровень конфликта, разрешение его в пространстве внутренней сказки при повторных инициациях происходит быстрее и легче, чем в первой инициации на ту же тему. При этом наблюдается привлечение все более мощных мужских и женских архетипических ресурсов человека.

Пример.

Переживая тему «В плену у Злодея» в третий раз, выросшая без отца разведенная женщина 40 лет не только впервые обнаружила в лице Злодея настоящего безжалостного врага, напрочь лишенного человеческих качеств (это был Кощей, способный превращаться во все уничтожающего огнедышащего Дракона), но и впервые получила поддержку Царевича-освободителя, в то время как предыдущие освобождения из плена совершенно нестрашных злодеев она осуществляла сама благодаря своим обаянию и смекалке.

Особенно важно, что ведущая роль в разрешении конфликтов на продвинутых этапах инициационной терапии постепенно переходит к мужским персонажам. Иначе говоря, чем более инициирована защищающая функция мужского начала в личности человека любого пола, тем больше она способна противостоять внутренним травмам, работая эффективно и плодотворно, как уникальный, наиболее потентный и энергосберегающий защитный механизм.

Истинное женское начало, эволюционируя в ходе терапевтической работы с инициациями, обретает способность осуществлять истинно женские виды защиты – восполнять растраченные энергии, насыщать новыми силами, создавать атмосферу радости. Это исключает перенапряжение и перегрузки, привносит ощущение комфорта в процесс решения самых сложных задач.

Пример.

В другом случае, та же женщина, переживая тему «В плену у Дракона»в третий раз, была удивлена, что впервые освободительные действия ее мужского и женского персонажей были согласованы и направлены навстречу друг другу, что и обеспечило свободу пленнице. Во внутренней сказке героиня вовремя бежала от Дракона, скрываясь в ближайшем селенье. Тем временем Царевич отыскал и победил своего коварного соперника, а затем разыскал и невесту. Позже из сюжета выяснилось, что если бы красавица смирно сидела, дожидаясь спасения, первые же известия о приближении Царевича вынудили Дракона покончить с пленницей.

В классических сказках плененные героини так же помогают своим освободителям в их нелегкой миссии — посылают им волшебные предметы, дают заветные указания, открывают тайны, облегчающие героям их освободительную миссию.

Такие помогающие действия со стороны женского начала являются моментами «вынашивания». Речь идет о важнейшей женской функции сохранять и восстанавливать мужские силы, уходящие на выполнение непростой задачи – служения женскому и детскому на многих уровнях одновременно.

Важно отметить, что если у многих участников инициаций на начальном этапе терапии персонажи внутренних сказок нередко «сцеплены» с образами реальных людей — супругов, матерей, отцов, любовниц и любовников и т.д., что свидетельствует о некотором дефиците личностной автономии (зрелости) и об эмоциональной зависимости от значимых близких, то на более поздних этапах работы внутренние персонажи перестают использовать облик реальных людей и обретают гораздо большую автономию. Это говорит об укреплении индивидуальности участников инициаций, об уменьшении их склонности к формированию зависимостей. Можно говорить об успешном продвижении участников инициаций по пути индивидуации, о которой К.Г. Юнг говорил как о наиважнейшем процессе развития.

Архетипический самоанализ

Опыт участия в инициациях дает мужчинам и женщинам возможность использовать метафорический материал своих образов в повседневной жизни самостоятельно. Это позволяет не только лучше ориентироваться в своем внутреннем мире, но и делает более понятными переживания других людей. Использование архетипических фигур и сюжетов для управления своими состояниями и личностным ростом называется архетипическим самоанализом. С помощью воображения можно вступить в контакт с любой желаемой внутренней архетипической фигурой или целым их сообществом. Например, в случае излишнего раздражения, можно обратиться к образу своей внутренней Ведьмы, определить, чего ей не хватает, преподнести ей в дар все, что ей нужно, а также — обратиться за помощью к другим архетипическим персонажам.

Пример.

Разведенная женщина 32 лет, познакомившись с новым мужчиной, страдала от эмоциональной зависимости от его визитов, телефонных звонков, смс-сообщений, и испытывала приступы агрессии, когда мужчина не оказывал ей достаточных знаков внимания. Представив свою внутреннюю Ведьму (агрессивный тип защиты – классическая стратегия Ведьмы и Амазонки), она обнаружила ее мечущейся по избушке, спешно стряпающей зелье и стремящейся отомстить ненавистному обидчику. Мысленно женщина попросила Богиню взять на себя ответственность за ее отношения с новым знакомым, а Ведьму попросила переключиться на написание диссертации и другие повседневные дела. Кроме того, женщина представила, что Разведчик стал больше заботиться о Ведьме, даря ей подарки и говоря ей о своих нежных чувствах. В одной из таких медитаций женщине захотелось представить даже импровизированный день рожденья Ведьмы. Пришедшие в гости остальные 13 архетипических персонажей, говоря тосты, благодарили Ведьму за бдительность и неусыпную заботу о женском достоинстве их общей хозяйки, за нежелание, чтобы хозяйка как женщина оставалась в одиночестве. Благодаря нескольким таким аутосеансам, по пять минут — каждый, раздражительность женщины снизились, исчезла ее острая зависимость от действий мужчины. В отношении к избраннику у женщины появилось больше тепла и понимания. В очередной раз, когда возник конфликт с ним, женщина «навестила» свою Ведьму и с удивлением обнаружила, что та уже не строит планы мести, а смиренно сидит у окошка, вытирая слезы платочком и приговаривая: «Наша Богинечка – самая лучшая, она справится…» Эта картина вызвала у женщины улыбку и чувство большого облегчения.

Законы логики сказочных сюжетов имеют важные особенности — они предлагают нам удивительно гармоничную и целебную последовательность внутриличностных трансформаций. Если инициировать архетипические функции последовательно – от нижних к верхним (см. архетипическую мандалу), — человек достигает здорового баланса мужских и женских энергий в пространстве своей личности. Ведьма, Амазонка, Гейша, Жена-Мать, Королева, Фея и Богиня, а также – Разведчик, Защитник, Кормилец, Муж-Генерал, Король, Целитель и Священник как функции мужского и женского начал личности открывают доступ к сокровищам целебных сил коллективного бессознательного. Эти внутренние персонажи знают путь к целостности и зрелости — путь к счастью.

Мы полагаем, что наша теоретическая, практическая и исследовательская работа в инициационной терапии не только открывает волшебные мужские и женские силы личности, но и указывает увлекательную бесконечную перспективу развития этих сил.

Список литературы

  1. Брун Б., Педерсен Э., Рунберг. Сказки для души. М.: Информационный центр психологической культуры. 2000.
  2. Вецлер Скотт. Как жить с этим невыносимым Мужчиной. М. 1996.
  3. Вудман М. Опустошенный жених. М.: ИНФРА-М. 2001.
  4. Джексон Г.. Мужчина и Мужчина. Психоанализ взаимоотношений. М.: ЧеРо. 1998.
  5. Дружинин В.Н. Психология семьи. Екатеринбург: Деловая книга. 2000.
  6. Еслюк Р.П.. Статья «Типологические модели разрешения эдипального конфликта в парадигме аналитической психологии», ж. «Символ и драма», № 2, ООО «Регион-информ». 2000.
  7. Зинкевич-Евстигнеева Т.Д.. Путь к волшебству. Теория и практика сказкотерапии. СПб. 1998.
  8. Калшед Дональд. Внутренний мир травмы. Архетипические защиты личностного духа. М.: Академический Проект. 2001.
  9. Лейнер Ханскарл. Кататимное переживание образов. М.: Эйдос. 1996.
  10. Лизбет А.-В. Тантра. Культ женственности. Ростов-на-Дону: Феникс. 1998.
  11. Моник Ю. Фаллос. Священный Мужской образ. М.: ИНФРА-М. 2000.
  12. Народные русские сказки. Из сборника А.Н. Афанасьева. М. 1982.
  13. Норвуд Р. Не будьте рабой любви. М.: Букмэн. 1999.
  14. Обухов Я.Л. Символдрама и современный психоанализ. Харьков: Регион-информ. 1999.
  15. Орлова М.И., Обухов Я.Л. «Ведьма»/ журнал «Символ и драма», № 2, 2000.
  16. Пропп В.Я.. Морфология сказки. Л. 1969.
  17. Пропп В.Я.. Русская сказка. Л. 1984.
  18. Пропп В.Я.. Исторические корни волшебной сказки. Л. 1986.
  19. Роберт А. Джонсон. ОН. Глубинные аспекты Мужской психологии. Харьков: Фолио. 1996. М.: Институт общегуманитарных исследований1996.
  20. Роберт А. Джонсон. ОНА. Глубинные аспекты женской психологии. Харьков: Фолио. 1996. М.: Институт общегуманитарных исследований, 1996.
  21. Роберт А. Джонсон. МЫ. Истоки и предназначение романтической любви. Харьков: Фолио, 1996. М.: Институт общегуманитарных исследований. 1996.
  22. Соколов Д.. Сказки и сказкотерапия. М.: Независимая фирма Класс. 1997.
  23. Уилкинсон Брюс. Библейский портрет супружества, М. 1995, С. 41.
  24. Фон Франц М.-Л.. Психология сказки. Б.С.К. Санкт-Петербург. 1998.
  25. Фрейд З.. Остроумие и его отношение к бессознательному. СПб.: М.1998.
  26. Хорни К. Наши внутренние конфликты. М.: Апрель-пресс, ЭКСМО-пресс. 2000.
  27. Эстес К.П. Бегущая с волками. Киев: София, ИД Гелиос. 2001.
  28. Юнг К.Г. Человек и его символы. М. 1998.
  29. Юнг К.Г. Психология бессознательного. М.: Канон. 1994. С. 135.
  30. Юнг К.Г. Аналитическая психология. М.: Мартис. 1995.
  31. Юнг К.Г. Дух меркурий. М.: Канон. 1996.
  32. Юнг. К.Г. Проблемы души нашего времени. Санкт-Питербург: Питер. 2002.